ЭХО ВОЙНЫ

Земля Таманского полуострова испещрена следами Великой Отечественной войны по сей день. Люди находят снаряды у себя в огородах, погребах, приносят домой откопанные мины даже дети… Затяжное эхо войны несет смертельную опасность, которая часто застает нас врасплох. Что делать в случае обнаружения взрывоопасных предметов? И чего делать не следует? Ответить на этот вопрос мы попросили Наталью Армаш, директора ООО «Монолит - Н», занимающегося инженерной разведкой местности на наличие взрывоопасных предметов времен Великой Отечественной войны на объектах строительства в Краснодарском крае. Этой осенью «Монолит - Н» ведет обследование береговой зоны будущего порта «Тамань».

- Наталья Степановна, в вашей компании работают опытные саперы, многие из которых прошли Чечню. Естественно, они знают как себя вести в случае обнаружения взрывоопасного предмета. Но каковы первоочередные действия обычного человека, нашедшего мину, снаряд?

- Часто люди даже не предполагают, в какой близости находятся к ним взрывоопасные предметы. В поселке Мысхако в огороде у одного человека торчал из земли хвостовик от авиабомбы, и он постоянно использовал его в хозяйстве. Снаряд детонировал, когда мужчина взялся распиливать на нем арматуру. Болгаркой! Видимо, мужчина родился в рубашке - он уцелел, правда, лишился пальца. И подобных случаев очень много! На Неберджаевском водохранилище есть отличное место для отдыха. На зеленом холмике там когда-то стояли столик, лавочки, росло деревце, дающее желанную летом тень. Рядом с ними торчал кусок металла, который народ активно задействовал для жарки шашлыка. И неизвестно, чем бы кончился чей-нибудь пикник, если бы не решили отдохнуть здесь ребята из ОМОНа. В закопченной железке они распознали хвостовик, принадлежащий, как оказалось при дальнейшем разминировании, 500-килограммовой бомбе.

И все же иногда люди начинают экспериментировать со взрывными предметами, даже зная об их прямом назначении. Самые распространенные причины таких несчастных случаев – это чрезмерное любопытство и небрежность в обращении с ними. Ни в коем случае не трогайте подозрительные предметы и не сдвигайте с места! Алгоритм действий очень простой – необходимо сообщить о местонахождении опасной находки в органы внутренних дел, в военный комиссариат или в военную комендатуру. Далее оформляется заявка на уничтожение найденного предмета. Все это производится абсолютно бесплатно.

- Расскажите о своей работе. Какие находки впечатлили вас на Таманской земле?

- Самая опасная наша находка здесь – это 100-килограммовая авиабомба. За нею приезжали из Ростова, потом ее взорвали на Раевском полигоне. На днях мы нашли минометную бомбу с полуразвалившимся детонатором на взводе. Одно неловкое движение наших инженеров, и мог произойти несчастный случай… Так же недавно обнаружили в земле трехметровый железный лист. Его, весом 300 кг, пытались поднять домкратами – думали, что под ним склад боеприпасов. Но при дальнейшем обследовании выяснилось, что он из обшивки крейсера «Коминтерн» 1901 года, участвовавшего в Великой Отечественной войне.

И все же жемчужиной, обнаруженной в самый первый день обследования объекта, стала береговая батарея, построенная в 1930 году. Тогда сооружение называлось «29 БИС». Батарея служила для защиты Керченского пролива. Теперь от нее остались всего два больших дзота, стоящие на краю обрыва. Они были установлены несколько позже. В 1942 году эти головные бронированные (90-125 мм) башенные установки были сняты с крейсера «Коминтерн», попавшего под атаку немецкой авиации. На сегодняшний день аналогичная батарея сохранилась только одна в Севастополе. Батарея № 30.

Фортификационные сооружения батареи на мысе Панагия строились капитально. С очень сложной системой коммуникаций и подземных переходов. На поле перед горой был построен целый военный городок. Стояли казармы, склады и прочие сооружения для обслуживания батареи. При строительстве батареи № 743 щебенку добывали из бетонных оснований взорванной батареи № 33.  743-я батарея приняла боевую эстафету моряков, стоявших насмерть на мысе Панагия.

Я приехала на объект после официальной встречи, при полном параде - в платье, на каблуках, но, увидев башни, первая ринулась к их подземным туннелям.

- Наверное, трудно женщине работать в такой сфере, да еще и руководителем?

- Я старший лейтенант милиции в отставке, работала следователем. И после работы в органах милиции мне уже ничего не страшно. – Смеется. – Потом была помощником начальника управления МЧС г. Новороссийска. Однажды мне просто захотелось испытать себя, начать жизнь с чистого листа. Уходить из теплых, пусть и душных кабинетов в коммерцию было рискованно и… заманчиво. Начинала с начальника юридической компании, занимающейся той же деятельностью, что и мы сейчас. Но долго на «дядю» работать не смогла. Открыла свою фирму, я – директор, мой папа Степан Владимирович Армаш – заместитель. Это было 3,5 года назад. Потом грянул кризис. Выжили мы только благодаря высокому качеству работы. На моих глазах закрывались известные компании с огромным стажем. Одна из них была нашим предшественником на Тамани. С большим трудом заключив контракт, они в первый же рабочий день пробыли на объекте всего один час и разъехались по домам. Их снимала скрытая камера работодателя. На следующий день договор с ними был расторгнут.

- И на их место пришли вы?

- Да. Но доверие еще нужно было заслужить. Сначала мы заключили контракт по инженерной разведке на небольшой площади, и только через год нам отдали для обследования все 280 га будущего терминала.

- Каким образом вы находите взрывоопасные предметы?

- Мы обследуем почву продольно-поперечным способом. Это очень тщательная работа – на каждые 20 га требуется не менее 10 дней кропотливого труда целой бригады из десяти человек. Но когда осознаешь, что от качества нашей работы зависят чьи-то жизни, этот процесс уже не кажется таким долгим. У нас хороший, сплоченный коллектив, прекрасно осознающий всю ответственность своей работы. Чтобы не тратить время на лишние разговоры, у них даже сформировалась своя система знаков, как у дайверов. Все ребята имеют высшее техническое образование. Не могу не похвастаться оборудованием. У нас даже лопаты титановые! Георадары, с которыми мы работаем, стоят 520 тысяч рублей каждый. С их помощью отыскиваем металлические предметы и пустоты на глубине до 6 метров. Далее идет в ход бомбоискатель, он для поиска предметов, расположенных в земле вертикально, на глубине 1,5 – 2 метра. Металлоискатель дает более конкретные ориентиры предмета.

- Наталья Степановна, приходилось ли заниматься археологическими раскопками?

- Обычно мы работаем с археологами на объектах параллельно, каждый занимается своим важным делом. В случае обнаружения какого-нибудь артефакта, конечно, мы их оповещаем. Но наши приборы настроены на поиск металла, и подобные находки случаются редко.

- Расскажите о самой неожиданной находке.

- В «слоеной» различными эпохами Таманской земле мы ожидали найти все что угодно! По количеству взрывоопасных предметов она в крае уступает только Новороссийску. Кроме того, на Тамани очень много боевых не детонированных снарядов. Неожиданную находку мы обнаружили в Сочи. Единственное место в городе-курорте, затронутое войной – это Красная Поляна. Там, на месте строящегося пятизвездочного отеля, наши ребята отыскали склад боеприпасов, покрытый всего лишь 50 см земли.

– Сколько времени пробудете еще на Тамани?

- Пока будет позволять погода. Приборы наши могут работать даже ночью, выдерживают температуру от 40 градусов тепла до 40 мороза, а вот люди, конечно, нет…

- О чем будете вспоминать, когда уедете?

- Сердце будет греть гостеприимство местных людей. А воспоминания… В душу запало одно имя – Спахов Сергей Филиппович. Его памятник мы обнаружили на мысе Панагия, рядом с береговой батареей. Вот что удалось на нем прочитать: « Здесь 1943-1944 годах стояла дальнобойная батарея № 743  капитана лейтенанта Спахова С. Ф. с крейсера «Коминтерн». Защищая вход в Керченский пролив»… И ниже еще надпись: «Перед фашисткою чумою вы не встали на колени… Прочитать больше ничего не удалось, памятник поврежден от времени. Вокруг обелиска, словно пустыня – сотни гектаров незастроенной земли, но постоянно кто-то кладет на памятник новые монетки и ставит полковые 100 грамм.

 

Елена АЛЕКСЕЕНКОВА.

 

 

Push 2 Check