ИСТОРИЯ ТАМАНИ

История Тамани

В глубь веков. История земли таманской.

 

Часть 1. Древняя Тамань

 

    Трудно понять историю страны, не зная истории ее отдельных регионов. Сегодня современная Тамань (в древности Тмутаракань, а еще ранее Гермонасса) привлекает внимание не только климатом и соединением двух морей, но и, как это сейчас принято называть, стройками века. Возводятся крупные порты, заводы, продолжает развиваться виноделие. Что, безусловно, притягивает сюда не только отдыхающих, но и рабочих различных сфер со всех уголков бывшего СССР и не только. Жить и работать на этой благодатной земле и практически не иметь источников об ее глубокой истории (к известному всем школьному курсу об истории заселения Тамани запорожскими казаками мы тоже обратимся, но позже) по меньшей мере, странно.

     Поэтому редакция газеты «Тамань Вперед», так сказать, по просьбе трудящихся, начинает публикацию  материалов об истории земли таманской с самых истоков, т.е. со времен появления здесь первых людей.

               

                                               Жилище неандертальца

  Кубань с глубокой древности стала связующим мостом между Европой и Азией, между цивилизациями Востока и Запада. Шли годы, века, тысячелетия, сменялись племена, народы, поколения, возникали и исчезали государства, а Кубань по-прежнему оставалась торной дорогой истории и по-прежнему каждый камень здесь «гудит голосами эпох».

   Люди появились в этом благодатном краю примерно 500 тыс. лет назад. Специалисты и археологи выделяют два пути заселения Северо-Западного Кавказа: из Передней Азии через Закавказье и второй - Западный. В настоящее время в Краснодарском крае и Адыгее известно значительное число памятников каменного века. Среди них Шахонская, Среднехаджохская, Баракаевская, Монашеская и другие пещерные стоянки. На Ильской стоянке, возраст которой 39-34 тыс. лет, раскопано жилище неандертальца. В навесе Сатанай открыто единственное на Кавказе погребение кроманьонца.

   Энеолит (медно-каменный век) датируется на Кавказе V-IV тысячелетиями до н.э. Ранний бронзовый век Кубани представлен майкопской культурой. И хотя ее датировка вызывает споры, историки сходятся на  «классическом» варианте:  XXV-XXIV вв. до н.э. Нет единства и по вопросу этнической принадлежности носителей этой культуры. Многие ученые видят в них переселенцев из Месопотамии. Другая известная культура бронзового века - дольменная.

В III тыс. до н.э. на Кубани появляются племена ямной культуры. Также оставили свой след на Кубани племена новотитаровской, северокавказской, катакомбной, срубной, кобанской культур.

   В начале первого тысячелетия до н.э. происходит переход от бронзового века к железному. С этого времени, благодаря древнегреческим и восточным авторам, ранее безымянные племена и народности обретают названия. Степные пространства юга в эпоху раннего железа занимали кочевые ираноязычные племена киммерийцев, затем скифов, савроматов и сарматов. На Северо-Западном Кавказе обитали меоты и племена Черноморского побережья Кавказа керкеты, тореты, зихи, гениохи, этнически родственные меотам. Имейте в виду, что «Меоты» - это собирательный термин для мелких племен, обитавших по восточному берегу Азовского моря (дандарии, досхи, псесы, синды и др.). Таким образом, меоты не этнос, а географическое понятие.

В VII в. до н.э. на северном берегу Черного моря появляются греческие переселенцы. На Таманском полуострове они основывают ряд городов-государств: Фанагорию (современный п. Сенной),  Гермонассу (ст. Тамань), Горгиппию (г. Анапа) и другие.

В начале V в. до н.э. здесь уже имелось более 60 греческих поселений. Такой же процесс протекал и в Крыму, где выделялся Пантикапей (г. Керчь). Около 480 г. до н.э. греческие полисы (большой населенный пункт) для защиты от набегов скифских и других кочующих племен объединяются в Боспорское царство со столицей в Пантикапее. В конце IV в. н.э. царство пало под ударами полчищ гуннов (прим. ред.: Это самая богатая история Тамани. Об этих событиях мы подробно расскажем в следующих публикациях).

                                  Болгары, хазары и Владимир Святославович

   В степях Предкавказья кочевали болгарские племена. В 635 г. хан Кубрат создал полукочевое объединение Великую Болгарию. Ханская ставка находилась в Фанагории. После смерти Кубрата (примерно 642 г.) Великая Болгария распалась на ряд орд, две из которых ушли на Дунай и Волгу. Кубанские болгары вошли в состав Хазарского каганата.

Тогда же предгорные и горные районы Западного Кавказа занимали три союза адыгских племен: зихи, сагины, касоги. Часть касогов была номинально подчинена хазарам. В то же время хазарам приходилось постоянно отражать набеги воинственных адыгских племен. Возможно, заслоном от этих набегов стали поселения алан, появившиеся на правом берегу Кубани.

В конце IX в. а степях Северного Причерноморья появляются новые кочевники печенеги, активно нападавшие на Хазарский каганат. Но смертельный удар по нему нанес в 965 г. киевский князь Святослав Игоревич. И уже в 988 г. его сын, князь Владимир Святославович захватил ряд крымских городов и создал на Тамани русское княжество, получившее название Тмутараканского. Оно включало в себя сам город Тмутаракань (бывший боспорский город Гермонасса) и окружавшие его немалые территории, а также крымский г. Керчь с сельскохозяйственной округой. Населяли княжество адыги, аланы, болгары, хазары, готы, греки, а также славянские ремесленники и купцы. В середине XII в. г. Тмутаракань перешел под власть Византии, а в конце столетия был захвачен половцами. Кочевья половцев вплотную приблизились к землям адыгов, но покорить адыгские племена им не удалось.

   1222 г. войско Чингисхана двинулось на Северный Кавказ. Земли населяющих его народов были разорены. Отчаянное сопротивление захватчикам оказали адыгские племена. Потребовалось немало времени, чтобы окончательно включить предгорья Кубани в состав улуса Джучи. Еще одна беда пришла в 1395 г. когда по кубанским землям опустошительным смерчем прошли войска среднеазиатского властителя Тамерлана.

А уже с 60-х гг. XIII в. на восточном побережье Черного моря появились первые города-колонии итальянской Генуэзской республики. На месте Тмутаракани они построили портовый город Матрегу. В XIV в. генуэзцы основали Копу (современный Славянск-на-Кубани), потом появились Мапа (Анапа), Колос-Лимен (Новороссийск). Генуэские колонии просуществовали недолго, до конца XV в.

   В 1475 г. Османская империя завоевала колонии генуэзцев,  Крымское ханство также было лишено политической независимости, и стало вассалом Турции. К этому времени Кубанские земли заселяли западные адыги и ногайцы. Последние кочевали по правобережной Кубани и делились на новрузовцев, касаевцев и караногаев. В состав адыгов входили бжедуги, бесленеевцы, абадзехи, темиргоевцы, хатукаевцы, шапсуги и многие другие. Военно-административное управление над ногайскими татарами крымские ханы осуществляли через институт кубанских сераскиров. Резиденция сераскира находилась в крепости Копыл (район современного Славянска-на-Кубани).

 

Крымско-османское наступление возобновилось на рубеже XV-XVI вв. (по некоторым данным  в 1479 г.). После долгой и упорной борьбы крымских татарам удалось подчинить часть адыгов…      

 

                                                             Отзывы, форум...

В глубь веков. История земли Таманской.

 

Часть 2. Фанагория.

 

  Что же такое Фанагория и что явят миру раскопки этого города? Сначала это было древнегреческое поселение, а потом, в течение нескольких веков, став уже полноценным городом, она служила столицей азиатской части Боспорского государства. Это крупнейшая древнегреческая колония на территории современной России. Земля Фанагории, которая давно уже так не называется, славится своими виноградниками. Сюда на пляжи Чёрного и Азовского морей, к лечебным источникам и целебным грязям съезжаются многочисленные туристы. А о былом названии местности им напоминает лишь продукция местных виноделов — серия «Вина Фанагории».

 

История

 

  Как часть Боспорского  царства и столица Азиатского Боспора Фанагория, тем не менее, обладала широким самоуправлением, которая сохранила право прямых дипломатических отношений с Римской империей. В Риме была найдена надпись, в которой упоминается посол фанагорийцев. Народ агриппийцев, т.е. фанагорийцев, присутствует и  в надписи на пьедестале статуи, установленной в честь боспорской царицы Динамии. Во ІІ в. н.э. в фанагорийских эпиграфических документах встречается упоминание “народа и совета”, “народа агриппийцев”, известны почетные декреты II в. н.э. от имени совета и народа агриппийцев, что подтверждает длительное существование в Фанагории совета и народного собрания. Фанагория длительное время даже чеканила собственную монету.

  Земля Тамани богата своей античной историей. В наши дни Таманский полуостров называют естественным музеем памятников старины. А сколько же этих памятников лежит пока под слоями земли! Одним из более древних поселением в здешних местах был античный город Гермонасса. Вплоть до конца V в. до н.э. город был крупнейшим на азиатском Боспоре. Но в конкурентной борьбе выиграла Фанагория, которая развивалась более быстрыми темпами и имела более выгодное географическое положение. Но вот Фанагории давным-давно не стало, а город Гермонасса дожил до наших дней, пройдя через все перипетии истории. За свою 26-вековую историю город входил в состав античного государства, Понтийского царства, Римской империи, Византийской империи, Великой Болгарии, Хазарского каганата, Киевской Руси, Половецкого ханства, Золотой Орды, Генуэзской республики, Турецкой Порты, Российской империи и современной России. А уж сколько имён он поменял: Таматарха, Самкерц, Тмутаракань, Торокань, Матарха, Матлука, Матрега. Сейчас город-феникс живёт под именем Тамань — станица Тамань, которая отметила недавно 2600 лет со дня основания. Тамань своими нынешними стенами стоит буквально на античных и более поздних исторических фундаментах.

   Но вернемся к Фанагории (район современного  п. Сенной) — туда, где некогда стоял античный, а ныне «мёртвый» город Фанагория. Основана она около 540 г. до н.э. греками, бежавшими из Теоса от деспотии персидского царя, и названа в честь предводителя переселенцев Фанагора. Фанагория, просуществовав более полутора тысяч лет, была важным политическим и экономическим центром целого ряда держав, сменивших друг друга в северном Причерноморье за это время.

   Сначала Фанагория стала второй столицей Боспорского (а может даже и всего Понтийского) царства, объединившего не только греческое население, но и местные племена синдов, меотов, киммерийцев и скифов. Во всём эллинском мире славился фанагорийский храм Афродиты Апатуры (Обманщицы). Город процветал и становился предметом посягательств со стороны внешних врагов Боспора. К его стенам подходили аланская и сиракская конницы, полчища меотов и синдов, римские легионы. Бывали здесь и пышные посольства эллинистических царей. По легенде именно в Фанагории проповедовал апостол Андрей. А во II веке город посетил знаменитый римский государственный деятель и учёный Арриан.

   На стыке античного времени и средневековья у стен Фанагории появились готы и гунны. И как раз отсюда они двинулись на запад, положив начало Великому переселению народов, приведшему к разрушению античной цивилизации. Потом Фанагория стала столицей Булгарского государства,  сменив имя на Самкерц, а после распада и этого государства она вошла в Хазарский каганат. В начале VIII века здесь на положении почётного пленника жил, а можно сказать — гостил, византийский император

Юстиниан II.

С конца IX в. Фанагория стала постепенно приходить в упадок, а около 940 года произошла катастрофа. Сокрушительный удар Фанагории нанёс, как это ни странно, приплывший сюда по Чёрному морю отряд руссов. На этом была поставлена точка в долгой истории города. Фанагория запустела.

Раскопки

Город с такой богатой историей не может не отдать исследователям хотя бы часть своих артефактов. Тем более, что античные историки немало потрудились, составляя бытописания самой Фанагории и ее правителей. К сожалению, тогда они  не имели представления о географических координатах, чтобы оставить потомкам точные сведения о местоположении города. А во-вторых, при всём уважении к древним летописцам, они давно были замечены в неточностях и мифологизации. И попробуй тут разберись, что было — чего не было, да и где происходили те самые события.

Руины древнего поселения скрыты слоями земли, а частично и толщей морской воды Таманского залива. В 1853 году здесь начались первые археологические раскопки, поводом к которым послужила случайная находка - надпись, посвящённая Афродите Урании. За последующие полтора столетия исследованиями Фанагории занимались многие крупные российские учёные. В настоящее время раскопки проводит  Институт археологии РАН. В этой экспедиции работали и работают  учёные не только из Академии наук, но и из разных университетских центров России. Кроме того, ведутся и подводные раскопки.  Специалисты буквально из-под земли и даже из-под воды поднимают на поверхность целый город.

Раскопки славятся многими древними находками, подтверждающими или опровергающими те или иные события античной истории. И, пожалуй, самой главной недавней находкой стали руины сгоревшего в те времена дворца  понтийского царя Митридата VI Евпатора! И многие должны удивиться: ведь в Керчи, на горе Митридат  (кстати, гору в честь царя и назвали) давно уже обнаружены фрагменты его дворца! И экскурсантам с удовольствием демонстрируют остатки акрополя Пантикапея, рядом с которым когда-то находились храм Аполлона и, чуть позже, храм Афродиты и Диониса. Но историки быстро разгадали загадку и в очередной раз доказали связь между таманью и крымом. А все дело в том, что сам Митридат был  Спартокидом, царем всего Понтийского государства, территория которого охватывала все побережье Черного моря. И дворец в Пантикапее (Керчь) был его «фамильным» Пантикапейским дворцом, а на таманском полуострове стоял его же, митридатовский,  Фанагорийский дворец (что в очередной раз доказывает, что Фанагория была второй столицей. И как тут не провести историческую параллель – Москва-Питер!?)…

 

Боспорское царство в III—I вв. до н. э.

 

Боспорское государство, возникшее задолго до греко-македонских завоеваний и непосредственно ими не затронутое, тем не менее, во многом обнаруживает сходство с эллинистическими государствами Малой Азии — Пергамом, Вифинией, Каппадокией, Понтом.

 

В состав Боспорского царства в рассматриваемое время входили как эллинские полисы (города) со сложившимися в них развитыми рабовладельческими отношениями, так и территории, населённые местными племенами, у которых рабство ещё только начинало развиваться. Количество полисов в центральной части Боспора было довольно велико: не только такие крупные города, как Пантикапей, Фанагория и Феодосия, но и менее значительные — Нимфей, Тиритака, Мирмекий, Гермонасса — имели,  по-видимому, полисное устройство. Часть эллинского населения полисов составляли землевладельцы, однако население боспорских городов занималось преимущественно ремеслом и торговлей. Ведущую роль в среде господствующего класса играли купцы и владельцы ремесленных мастерских. Население, жившее за пределами полисных территорий -скифы, синды и меоты,— занимавшееся земледелием, подвергалось эксплуатации не только со стороны знати эллинских полисов и царей, но и со стороны местной аристократии, развившейся из родо-племенной знати. Можно предполагать, что за пределами территорий полисов боспорский правитель, подобно эллинистическим царям, считался верховным собственником всей земли, хотя часть её принадлежала на правах владения эллинской и местной знати.

 

Развитие ремесленного производства и торговли

 

Во второй половине IV в. до н. э. при царе Перисаде I Боспорское царство достигло наибольшего политического могущества. Владения Боспора охватывали в это время Керченский полуостров до Феодосии включительно, Таманский полуостров с прилегающей к нему береговой полосой вплоть до современного Новороссийска, нижнее течение Кубани и её ближайших к устью притоков. В устьях Дона Боспору принадлежал Танаис. Племена, жившие по северному и восточному берегам Азовского моря, признавали гегемонию Боспора. С этого же времени на долгие годы прекращаются войны между Боспором и скифами.

   Вещественные памятники частично из самого Боспора, частично из курганов примыкающей к нему степной полосы указывают на то, что Боспор этого времени становится центром местного ремесла. В скифских курганах конца IV в. до н. э. найдены художественно выполненные сосуды, пластинки, нашивавшиеся на одежду, части сбруи. Всё это из золота и серебра с орнаментом, свидетельствующим о местном происхождении этих предметов. Боспорское происхождение металлических изделий из скифских царских курганов IV—III вв. до н. э. подтверждается сходством их стиля со стилем боспорских монет этого времени. С IV в. до н. э. в обращении появляются золотые статеры, совершенно не похожие ни на старые монеты Пантикапея, ни на монеты, которые были в это время приняты в других эллинских городах. Они представляют собой оригинальное создание боспорских мастеров и отличаются высокими художественными достоинствами. Значительное развитие на Боспоре получило также керамическое производство. Помимо кровельной черепицы и массовой бытовой посуды, а также глиняной тары для хранения продуктов производилась на Боспоре и художественная керамика.

   Боспорское царство было тесно связано с окружавшими его племенами. Торговля со скифами служила стимулом для развития ремесленного производства. В обмен на изделия боспорского ремесла скифы, синды, меоты и сарматы везли на Боспор  хлеб, пригоняли скот, приводили рабов. Продукты скотоводства потреблялись главным образом на месте, хлеб вывозился в Средиземноморье. Рабы частично эксплуатировались боспорской знатью, частично отправлялись на продажу. Значительная часть собиравшегося на территории Боспорского царства хлеба поступала непосредственно правителям Боспора, отправлявшим его в больших количествах на рынки Средиземноморья. Вместе с тем часть хлеба покупалась у скифских оседлых племён и перепродавалась затем приезжим эллинским или местным боспорским купцам. Растущая хлебная торговля Боспора была одной из причин, заставлявших боспорских Спартокидов расширять свои владения и вместе с тем по возможности поддерживать хорошие отношения со скифами. Упадок Ольвии обусловил направление основного потока скифского хлеба через Пантикапей, что ещё более способствовало процветанию боспорской торговли.

   Международное значение Боспора в IV—I вв. до н. э. было неразрывно связано с его ролью в торговле. Поэтому боспорские династии старались всячески покровительствовать торговле и увеличивать вывоз хлеба. Их мощный флот охранял торговые пути на Чёрном море против тавров и народов западного берега Кавказа, занимавшихся пиратством.

  Чрезвычайно важной статьёй боспорского вывоза в Средиземноморье были рабы. Надписи показывают, что на Родосе, который деятельно торговал с Боспором, имелись сарматские, скифские и меотские рабы. Вывоз рабов значительно увеличился по сравнению с предшествующим периодом. Разложение первобытно-общинного строя у кочевников Северного Причерноморья и постоянные войны между ними способствовали притоку рабов на Боспор, главным образом из числа военнопленных, которых кочевники охотно продавали эллинским купцам. Известную роль в увеличении численности рабов на Боспоре и соответственном  росте боспорской работорговли могли играть и победоносные войны самих Спартокидов, которые велись на протяжении IV и первой половины III в. до н. э.

Спартокиды

Сосредоточение в руках Спартокидов обширных земель с сидящими на них земледельцами-пелатами, а также стад, рыбных промыслов и ремесленных мастерских (хорошо известны, в частности, царские керамические мастерские, изготовлявшие кровельную черепицу), наконец, рабов, прибывавших постоянно в результате войн, позволило боспорским правителям захватывать в свои руки значительную долю боспорского экспорта. Собственного торгового флота Спартокиды не держали, а пользовались обычно кораблями купцов, как приезжих (особенно афинских), так и боспорских. Крупные землевладельцы иногда сами снаряжали корабли для вывоза продуктов своего хозяйства.

После смерти Перисада I обостряется борьба в среде господствующего класса Боспора, вылившаяся в форму междоусобной войны между его сыновьями. Один из них, Эвмел, вышедший победителем из этой борьбы, вынужден был пойти на соглашение с пантикапйской аристократией. Он созвал народное собрание и провозгласил восстановление «отеческой политии», т. е. древнего полисного устройства. Вместе с тем жители Пантикапея получили ателию (свободу от пошлин), которой они некогда пользовались, и освобождение от налогов. Очевидно, предшественники Эвмела, и в первую очередь Перисад I, не считались с полисными традициями Пантикапея, облагали его граждан тяжёлыми пошлинами и контрибуциями на военные нужды.

   Укрепив свою власть, Эвмел стал помышлять о расширении владений Боспора. Он помогал Византию, Синопе и Каллатии в борьбе против Лисимаха; тысяча каллатийцев, бежавших из-за голода во время осады их родного города Лисимахом, получили земли на территории Боспора на правах военных колонистов (клерухов).

   Преемник Эвмела Спарток III (304/03—284/83) — а может быть, и сам Эвмел — стал уже именоваться царём (басилеем) не только по отношению к покорённым племенам. Это, вероятно, произошло под влиянием соответствующих актов со стороны диадохов, которые в 306—305 гг. объявили себя царями. Внешнее положение Боспора при Спартоке III продолжает укрепляться. Важнейшим доказательством этого является договор с Афинами. Последние только что освободились из-под власти Деметрия Полиоркета и поспешили уведомить об этом Спартока, чтобы восстановить отношения с Боспором. Декрет, который был результатом этих переговоров, значительно отличается от предыдущих афинских декретов, касающихся правителей Боспора. Если раньше представители династии Спартокидов рассматривались как частные лица, то теперь Спарток именуется царём; если раньше речь шла исключительно о торговле, то теперь заключается формальный союз: Афины обязуются помогать Спартоку и на суше и на море, если кто-либо нападёт на его державу. Договор, однако, был, как оказалось, нужнее Афинам, чем Боспору: если до сих пор афинянам гарантировались торговые привилегии, то теперь Спарток отделался неопределённым обещанием «делать им всё наилучшее». Несмотря на то, что количество хлеба, которое он подарил при этом Афинам, было сравнительно невелико (15 тыс. медимнов=9 тыс. гектолитров), афиняне оказали Спартоку исключительные почести.

При Перисаде II укрепляются связи Боспора с Египтом, Родосом и Делосом. В одном египетском папирусе сохранилось известие о прибытии послов Перисада в Египет

(254/53 г.). Укреплению политических связей способствовала высокоразвитая торговля между эллинистическими государствами и побережьем Понта.

 

Упадок Боспорского царства. Восстание Савмака

 

 

Со второй половины III в. начинается   упадок Боспора. Данные литературных и эпиграфических источников становятся очень скудными. По монетам, клеймам на черепицах, изготовленных в царских мастерских, отрывочным литературным упоминаниям и случайным надписям известны имена отдельных правителей, но установить их хронологическую последовательность не представляется возможным. Судя по именам, династия Спартокидов правила на Боспоре до конца II в. до н. э., возможно, с некоторыми перерывами, но царский дом раздирался междоусобицами. Внутренние смуты усугублялись натиском сарматов с Востока и скифов с Запада, который заметно усилился к концу III в. до н. э.

   Упадок боспорской торговли в конце II в., связанный с изменениями политической обстановки в Греции и Малой Азии и с непрерывными столкновениями с соседями, привёл к уменьшению доходов боспорских правителей и не позволял им держать большую наёмную армию, а это затрудняло борьбу со скифами. К тому же нужны были средства, чтобы откупаться от скифов и сарматов и даже, очевидно, временами платить им дань. Всё это сказывалось и на внутреннем положении царства, вело к усилению эксплуатации зависимых земледельцев. К концу II в. положение настолько обострилось, что можно было ожидать совместного выступления рабов и зависимого крестьянства против правящей знати боспорских городов.

   В этой обстановке правящие круги Боспора в поисках опоры, которая помогла бы им сохранить их привилегированное положение, обратились к понтийскому царю Митридату VI Эвпатору. В результате переговоров между обеими сторонами было заключено соглашение, по которому боспорский царь Перисад V «добровольно» передал свою власть Митридату. Однако широкие слои угнетённого населения Боспора и, в первую очередь, скифские рабы ответили восстанием на это соглашение между боспорской знатью и Митридатом. Скопление больших масс рабов в Пантикапее облегчило подготовку восстания, во главе которого стала группа рабов-скифов, принадлежавших царю Перисаду. Руководителем восстания был скиф Савмак. Подробности этого события неизвестны. Очевидно, одним из первых действий восставших было провозглашение царём Савмака. Таким образом, ими было организовано собственное царство, подобно тому как это произошло в Сицилии во время восстания в 137—132 гг. до н. э.

   Решительные действия восставших грозили Митридату потерей его владений и влияния в Северном Причерноморье. В течение нескольких месяцев Митридат подготовил флот и сухопутное войско и весной 107 или 106 г. до н. э. отправил его под командованием Диофанта в Крым. Используя Херсонес в качестве опорного пункта, Диофант атаковал с моря Феодосию. И Феодосия и Пантикапей оказали упорное сопротивление войскам Митридата. Видимо, в этих городах были особенно сильны позиции Савмака, так как здесь сосредоточивались большие массы свободной бедноты. Однако восставшие не обладали достаточной военной силой, чтобы отразить нападение Диофанта. Об их ожесточённой борьбе с понтийскими войсками свидетельствуют следы больших разрушений в конце II в. до н. э.: может быть, борьба происходила на улицах города даже и после того, как городские укрепления были захвачены Диофантом. Многих участников восстания Диофант казнил. Савмак был захвачен живым и отослан к Митридату в Синопу, где, вероятно, тоже был казнён.

 

Северное Причерноморье под властью Митридата Эвпатора

 

После подавления восстания Савмака под властью Митридата оказалась значительная часть побережья Чёрного моря.. Подчинились ему Боспор и другие государства Причерноморья что вовлекло их в орбиту крупнейших событий, происходивших на Понте в первой трети I в. до н. э.

   В экономике северопонтийских городов в это время появились новые черты: усиление экономических связей с Понтийским царством привело к тому, что прежние связи с торговыми центрами Эгейского бассейна значительно сократились. Известную роль в усилении вывоза из Северного Причерноморья в Южное играли поставки хлеба и других предметов питания  в разоряемое войнами Понтийское царство. Однако этот интенсивный вывоз не столько способствовал развитию производительных сил Северного Причерноморья, сколько вёл к истощению его экономики. К тому же результату приводили многочисленные налоги, которые население Причерноморья должно было платить царю.

   Ухудшение экономического положения, вероятно, было причиной роста антипонтийских настроений среди боспорского населения. Уже в конце первой войны Митридата с Римом, в 83 г. или даже несколько раньше, Боспор восстановил свою независимость. Подробности этого движения неизвестны. Митридату удалось вновь подчинить себе Боспор только в 80 г. до н. э.

   Гибель Митридата и переход власти к Фарнаку в 63 г. до н. э. не облегчили положения населения Северного Причерноморья, поставлявшего Фарнаку войска и корабли для его войн с Римом за отцовское царство. Недовольство широких кругов боспорских рабовладельцев властью понтийской династии привело к тому, что местная знать выдвинула в противовес Фарнаку знатного боспорца   Асандра, провозгласив его царём. Однако правление Асандра не ослабило политического напряжения и не приостановило хозяйственного упадка, который переживал Боспор. Вместе с тем с середины I в. до н. э. во внутреннюю политическую жизнь Боспора начинают всё более активно вмешиваться римляне, оценившие в ходе борьбы с Митридатом стратегическое значение Северного Причерноморья.

 

Культура Боспорского царства

 

Для материальной и духовной культуры Боспора было характерно переплетение эллинских, прежде всего ионийских, и местных элементов. Особенно ярко это сказалось в художественном ремесле.

На металлических предметах наряду с общими сюжетами чисто орнаментального характера начинают воспроизводиться в условном позднеионийском или позднеаттическом стиле сюжеты, связанные с жизнью и религией скифов. Наиболее знаменитые и богатые курганы скифских степей полны памятников этого рода. Таковы Куль-Оба и курган Патиониоти около Пантикапея, Чертомлык и Солоха на Нижнем Днепре, курганы на Среднем Дону. Относительно датировки этих курганов существуют различные мнения, но несомненно, что они в основном совпадают во времени с расцветом Боспорского царства.

Очевидно, в Пантикапее и в других городах Боспора существовала в IV—III вв. до н. э. специальная школа художников, которая изготовляла для скифской, синдской и меотской знати художественные предметы, отвечавшие её вкусам и воспроизводившие привычный для неё быт. Достижения этой школы весьма значительны. Сцены скифской жизни трактовались здесь с большим реализмом.

   Боспорская керамика также свидетельствует о художественном своеобразии местного производства. Особенно интересны терракотовые статуэтки и сосуды с яркой полихромной росписью (так называемые акварельные вазы), производство которых относится главным образом к IV—III вв. до н. э. (найдены при раскопках недалеко от современной ст. Тамань, на месте строящегося терминала ОАО «Таманьнефтегаз»)

   Переплетение различных этнических элементов влияло и на религиозные представления. Ионийские поселенцы принесли с собой в Пантикапей и Фанагорию свои древние культы, среди которых особенно выделялся культ Аполлона. Однако наряду с этим они восприняли культы местного населения, которые подверглись лишь поверхностной эллинизации и которые по мере усиления роли местных элементов на Боспоре становятся преобладающими. Среди местных культов особо важную роль играл культ верховного женского божества, которое соответствовало малоазийской великой матери богов, «владычице животных». По всей Синдике были разбросаны богатые и почитаемые святилища этой богини. Она именовалась то Афродитой Апатурой (в Фанагории), то Артемидой Агротерой (на Цукурском лимане). Об интеллектуальной жизни боспорского общества известно мало. Выходцем из Боспора был философ Сфер (некоторые, впрочем, считают его родом из Борисфена, т. е. Ольвии),  живший в Египте при Птолемее Филадельфе и его преемниках. Сфер известен как идейный вдохновитель спартанского реформатора Клеомена.

   Стихи, попадающиеся в боспорских надгробных надписях, указывают на то, что поэзия также получила неплохое развитие. Боспорское, в основном, происхождение имели многочисленные скифские новеллы, живо рисовавшие местные условия жизни. Они распространялись по всему эллинистическому миру (некоторые из них были найдены даже в Египте как на папирусах, так и на черепках) и оказали влияние на греческую литературу. На Боспоре существовала, по-видимому, собственная историография, имевшая придворный характер: возможно, что именно к этой историографии восходит в конечном итоге повествование Диодора Сицилийского о Спартокидах, а также некоторые отдельные известия, сохранившиеся у других авторов.

   IV—III века были временем расцвета Пантикапея. Город деятельно обстраивался по склонам горы Митридат, на вершине которой был расположен акрополь. В городе имелись водопровод и канализация — сохранились свинцовые и глиняные трубы. Кроме того, есть сведения, что с горы Митридат, подавались световые сигналы на Тамань. Что-то вроде азбуки Морзе, работало несколько столетий и приказы отдавались преимущественно таким образом.

   Расцвет Боспорского государства в IV— III вв. отразился и на территории подвластных племён. Значительное число поселений, остатки которых обнаружены на Таманском полуострове и по нижнему течению Кубани, возникает именно в это время.

Боспор играл немалую роль в жизни эллинистического мира. Этим он обязан не только эллинским колонистам, основавшим свои поселения на берегах пролива, соединявшего Понт и Меотиду, но в такой же мере и коронным жителям окрестных областей.

 

Таманский полуостров в средние века - Тьмутараканское княжество   

 

      К концу X века Хазарский каганат перестал  существовать, и в состав Киевской Руси вошло Тмутараканское княжество. Его столицей стала Таматарха, которую по-русски стали именовать Тмутаракань. Это сильно укрепило позиции Руси на Таманском полуострове.

 

Мстислав

      В 988 году князь Владимир Святославич выделил Тмутараканское княжество в удел своему сыну Мстиславу. Период его правления считается расцветом княжества: здесь велась оживленная торговля с Византией, остальной Русью, народами Северного Кавказа. Город был обнесен крепостными стенами из необожженного кирпича, здесь даже чеканилась собственная монета. Население Тмутараканского княжества было многонациональным: греки, славяне, евреи, потомки тюркских племен.

      Мстислав расширил территории Киевской Руси за счет соседних касожских земель. В 1022 году, согласно древнерусской летописи, он совершил поход против касогов. Предводитель касогов Редедя предложил решить исход войны распространенным в те времена способом - единоборством. Мстислав согласился и в тяжелом бою сумел одолеть касожского князя. Покоренные касоги вошли в состав дружины князя.  В память о победе Мстислав приказал возвести в Тмутаракани каменную церковь в честь Пресвятой Богородицы, которая и по сей день является одной из главных достопримечательностей Тамани.

      Мстислав проявил себя в этом сражении не только как талантливый и храбрый воин, но и как гибкий политик. Согласно некоторым преданиям, князь не стал чинить расправу над семьей убитого им врага. Он воспитал сыновей Редеди, а позже выдал за одного из них свою дочь, упрочив тем самым свое положение во всей адыгской общности.

      В это время не утихала междоусобная война сыновей Владимира Святославича за власть над киевским престолом. После победы над касогами в борьбу за великокняжеский престол вступил и Мстислав. В сражении под Лиственом, состоявшемся в 1024 году, дружина Мстислава разбила войско его брата Ярослава, основного претендента на престол. В результате Русь была разделена на две части: Ярослав бежал в Новгород, оставив княжить в Киеве своих наместников, а Мстислав стал правителем в Чернигове и Тмутаракани. Завладеть Киевом и пойти тем самым против воли киевлян, не пожелавших видеть его на княжеском престоле, Мстислав так и не решился. Он ограничился расширением своих владений до Днепра и стал независимым от Киева властителем.

      В 1036 году во время охоты Мстислав заболел и вскоре умер, не оставив наследников. После его смерти единство Руси было восстановлено князем Ярославом, который объединил левобережные и правобережные земли Днепра.            

                                                           Ростислав и Глеб

                 Однако объединение русских земель вокруг Киева оказалось недолгим. После смерти Ярослава в 1054 году разгорелась новая междоусобная борьба среди его сыновей и племянников. Особенно выделялся среди них Святослав. Ему достались земли, простирающиеся от Чернигова до Рязани и Мурома, а также далекая Тмутаракань. Чтобы управлять такой большой территорией Святослав прибег к помощи своих сыновей.

      Одним из наиболее примечательных князей того периода был Ростислав, утвердившийся в Тмутаракани в 1064 году. Он развернул активную военно-политическую деятельность: воевал с соседними племенами, собирал с них дань и готовился к походу на Византию. Активная деятельность князя не могла не встревожить византийцев, которые стремились утвердить свое господство в Северном и Восточном Причерноморье. Чтобы помешать осуществлению планов Ростислава, касающихся желания покорить Византию, они предприняли радикальные меры. Во время пира один из византийских чиновников отравил князя.

      С именем князя Глеба Святославича, занявшего место убитого Ростислава, связана история так называемого тмутараканского камня. Он представляет собой мраморную плиту, которая была найдена в 1792 году на Тамани при строительстве крепости. На ней была высечена надпись, гласившая, что в 1068 году Глеб измерил расстояние от Тмутаракани до Керченского пролива (Эту плиту, вернее ее копию, сейчас можно увидеть в деревне-музее Атамань).

      После правления Глеба Тмутаракань долгое время оставалась прибежищем князей, которые потеряли право на престол. Наиболее  ярким из них был Олег Святославич. Лишенный черниговского престола, он бежал в Тмутаракань. В борьбе за возвращение престола он потерпел неудачу и был выслан сначала в Византию, а затем на остров Родос.

 Тем временем власть в Тмутаракани переходила из рук в руки,  пока в 1083 году Олег не вернулся и не возвратил себе власть над княжеством на десять лет.

      Последний раз Тмутаракань упоминается в древнерусских летописях в 1094 году, в год, когда Олег покидает княжество. Однако это не означает, что оно прекратило свое существование. Возможно, оно  было отсоединено от русских земель в результате набегов половцев или других воинственных  кочевников. Как бы то ни было в конце XII века уже мало кто в русских землях, которые переживали этап феодальной раздробленности, знал, где находится бывшая окраинная территория Киевской Руси. В «Слове о полку Игореве» можно найти упоминание Тмутаракани как «земли незнаемой». Как гласит памятник древнерусской литературы, князь Игорь Святославич, отправляясь в поход против половцев, хотел «поискати града Тмуторокани». Известно также, что вскоре княжество попадает в сферу влияния Византии.

    Вообще,  падение тмутараканского княжества стало закономерным итогом политики князей Киевской Руси на Тамани.

Святослав

В период правления  Святослава коренным образом изменяются цели восточной политики древнерусских князей. От эпизодических набегов с целью наживы на берега Прикаспия Святослав переходит к продуманной политике, направленной на расчистку торговых путей по Волге, Дону, Чёрному и Азовскому морям.

Задачи восточной политики были решены Святославом успешно.

   На Северном Кавказе войска Святослава овладели городом Тмутаракань. В нём князь создал военно-торговую факторию. Это укрепило положение русов на Таманском полуострове.

   Трагическая гибель Святослава в 972 году на днепровских порогах и малолетство его сыновей, видимо, помешали более прочному закреплению завоёванных территорий на Северо-западном Кавказе за Киевской Русью. С приходом к власти в Киеве внебрачного сына Святослава – Владимира – ситуация стала изменяться в пользу Руси. После  988-989 годов Владимир закрепил за собой Боспорское поморье и Тмутаракань. .

  Политическая деятельность не ограничивалась пределами Северного Кавказа. Как один из представителей киевского правящего дома, он принимал самое непосредственное участие в той борьбе за власть, которая разгорелась между многочисленными сыновьями Владимира Святославича после его смерти.

   Эти события свидетельствуют о раздробленности древнерусского государства. Росло значение местных политических центров. В их ряду самым заметным в это время было Тмутараканское княжество. С ним, как с большой силой, приходилось считаться великому киевскому князю.

Тмутараканский князь предлагает  брату раздел Киевской Руси. В 1026 году братья съезжаются для заключения мира. Мстистав, по условиям договора, овладел всем левобережьем Днепра с Черниговом, Переяславлем и Тмутараканью.

В 1077 году в Тмутаракани начал правление брат Глеба – Роман. К нему прибыли князья, недовольные правлением в Киеве сына Ярослава – Всеволодом.

В 1079 году Роман вместе с половцами выступил против Всеволода. Но Всеволод заключил с половцами мир и с лёгкостью разгромил Романа. Править в Тмутаракани стал Олег, союзник византийцев.

Княжение Олега в Тмутаракани продолжалось много лет. В историю он вошёл как отрицательный герой.

Как мы уже говорили, последний раз о Тмутараканском княжестве упоминается в 1094 году. Дальнейшая его история во многом неизвестна. Первые упоминания о ней появляются уже только  в XIII-XIV вв. когда Тмутаракань под названием “Матрика” входила в состав Золотой Орды. При последних раскопках обнаружены остатки оборонительной стены, улиц, домов и ремесленных производств, фундамент собора 1023, стеклянные браслеты и осколки сосудов с греческими и славянскими надписями.

 

Чеканка монеты

 

   Тмутаракань являлась южными воротами Киевского государства, как Старая Ладога была началом пути из варяг в греки. Этот торговый путь был настолько интенсивен, что некоторые арабские географы того времени ошибочно предполагали существование морского пролива между Черным и Балтийским морями. Конечной точкой этого пути часто была русская Тмутаракань.

  Город-порт почти никогда не обходился без денежного обращения. В период хазарского господства на его рынках обращались серебряные дирхемы и золотые динары, но в еще большей степени византийские золотые солиды и серебряные милиарисии. Но пришедшая к власти русская администрация сразу столкнулась с трудностями, потому что при Святославе и Владимире Киевское государство вело войны с Византией. Начатая в Киеве чеканка сребреников и златников никак не могла удовлетворить денежные потребности княжества на Таманском полуострове, так как  не была интенсивна.

И если большие продажи еще можно было обеспечивать золотыми монетами иностранных государств, то мелкие сделки требовали серебряной монеты. И администрация Тмутараканского княжества нашла очень простой и беспроигрышный выход из создавшегося положения. Началась чеканка подражаний серебряному милиарисию Василия Болгаробойца, который за долгие годы правления этого императора стал привычной монетой не только на рынках Причерноморья, но и во многих средневековых государствах того времени. Известны и балтийские варварские подражания этому милиарисию. Первые экземпляры на берегах Черного моря были найдены еще в 19 веке вместе с киевскими сребрениками и денежными гривнами. Нынешний городок Тамань в Краснодарском крае - это место, где находилась древняя Тмутаракань, именно в нем чаще всего и находят подражания византийскому милиарисию. Если в начале русской подражательной чеканки это была чисто серебряная монета, мало чем отличавшаяся от византийского прототипа (выдавали ее только ошибки резчика штемпелей, недопустимые для византийского денежного обращения), то затем тмутараканские подражания изготовлялись из биллона, буквы византийских надписей становились нечитаемыми, часто превращались в точки, черточки и квадратики. Рисунок аверса, где изображены два брата соправителя, был очень схематичен, что резко отличало монеты от византийских оригиналов.

  Но больше всего на Таманском полуострове, территории Тмутараканского княжества, находят чисто медных экземпляров этого подражания с полностью схематизированными рисунками аверса и реверса. И это понятно: городу нужна была мелкая медная разменная монета. Интересно, что на стадии биллонового сребреника стали встречаться монеты в виде квадратных клип: русские монетарии в Тмутаракани часто не утруждали себя изготовлением монетных кружков, зная, что и в таком виде их примет городской рынок. Самый курьезный экземпляр в виде медной квадратной клипы, видимо, не попал под штемпель, и на нем местные умельцы умудрились зубилом  выбить схематичный рисунок последнего типа тмутараканского подражания. За многие десятилетия существования Тмутараканского княжества, когда в период раздробленности и междоусобиц в Киевской Руси власть в этом дальнем княжестве часто захватывали князья-изгои из центральной части Русского государства, чеканка тмутараканского сребреника-подражания не прекращалась. И это понятно: торговля давала тмутараканскому князю основные поступления в казну.

  Еще один эпизод из истории денежного обращения средневековой русской Тмутаракани раскрывают нам находки нескольких экземпляров сребреников черниговского князя Олега, который, возвращаясь из византийского плена, захватил Тмутараканское княжество и отчеканил монету со своим христианским именем Михаил. Штемпеля для этой монеты явно резали уже русские мастера.

Возвращаясь к истории…

   Учёные предполагают, что истоки восточнославянского присутствия на Северо-Западном Кавказе относятся примерно к VI веку. При этом они опираются на сведения арабского географа аль-Джайхани, который писал в начале Х века, но пользовался более ранними источниками. Этот географ наряду с другими территориально-политическими образованиями восточных славян (Куябой и Славией) называет Артанию. В ней тоже был свой «царь», или вождь союза племени. Ученым пока не удалось обозначить территорию этого союза племён. Но поскольку аль-Джайхани указывает, что Артания лежит поблизости к Хазарии, то одной из версий является её помещение где-либо в Приазовье и Причерноморье. Иногда даже называется более точный район – Тмутаракань. В качестве дополнительного аргумента указывается на тот факт, что река Кубань в древности называлась Вартан или Вардан. Созвучие с именем главной реки края могло дать название этому территориально-политическому образованию.

 

Отзывы, форум...

Золотая орда. Часть 5.

 

    В предыдущем абзаце мы рассказали читателям об истории Тамани вплоть до 1094 года нашей эры. Дальнейшая история на добрых полторы сотни лет как бы  выброшена из летописей. Сегодня мы расскажем о событиях, произошедших на этой земле начиная со времени Золотой орды.

 

   Наступил век XIII, навечно врезавшийся в память многих народов. Из глубин Центральной Азии в Русь снова пришли полчища завоевателей. Сначала появился со своей армией Чингисхан, с которым русские сражались на реке Калке. После этого сражения, как пишет Н.М. Карамзин, "Россияне лет шесть не слыхали о Татарах, думая, что сей страшный народ, подобно древним Обрам, как бы исчез в свете". Однако, после смерти Чингисхана его дело продолжил племянник его сына - хан Батый.

Первой жертвой монголов в Восточной Европе стали половцы. Вместе с кочевьями, их насильно включили в личные улусы монгольских ханов. Местная аристократия была либо уничтожена, либо вывезена в Центральную Азию. В отличие от покоренных, обложенных данью, но все же продолжавших существование городов, половцы, с их кочевым образом жизни, были удобным и привычным объектом для эксплуатации.

   В 1260 году в приазовских степях образовалась самостоятельная орда во главе с ханом Ногаем,  установившим дружеские отношения с Византией, женившись на одной из дочерей императора Михаила Палеолога. По имени этого хана, татаро-монгольские племена Северного Кавказа стали называться ногайцами. Тысячелетняя Византия, тем временем, переживала глубокий кризис. Ее центральные области, включая Константинополь, захватили крестоносцы, а торговые фактории черноморского побережья прибрали к рукам особенно активные в этот период генуэзцы. Еще при жизни хана Ногая были основаны их первые поселения в Крыму. Чуть позже возникла генуэзская колония и на месте древней Гермонассы - Таматархи - Тмутаракани. На генуэзских картах XIV-XVI веков на этом месте показан город Матрега. Генуэзское поселение здесь вряд ли было значительным, хотя в грамоте 1446 года упоминается Симоне де Гвизольфи - князь Матреги или византийский консул, данник туземных правителей. Он, кстати,  как в свое время, Олег, женившийся на дочери половецкого хана, женился на дочери черкесского (более правильное название - адыгского) князя Биха-ханум. Однако, в целом, отношения "генуэзцы - ногайцы" развивались по той же схеме, что и "византийцы - половцы", а еще раньше "гунны - боспоряне". С появлением итальянских купцов города Восточного Крыма  и Тамани были вовлечены в мировую торговлю Западной Европы с Востоком. Торговые пути, проходившие прежде через порты Сирии и Палестины переместились на берега Черного моря. Этот торгово-экономический симбиоз продолжался до конца XV века. Однако, судя по незначительной мощности культурного слоя генуэзского времени, Матрега сильно уступала итальянским городам Крыма: Кафе, Солхату, Боспору.

Здесь, хотелось бы обратить внимание еще на один аспект существования Северного Причерноморья и Приазовья - религиозный. Не только иудаизм хазар и православие византийцев здесь "правили бал". Другие мировые религии (пусть несколько позже) тоже вступили в спор за влияние на побережье. Известны случаи, когда миссионеры из Западной Европы ездили в приазовские и причерноморские степи через Киевское государство, дабы обратить в христианство печенегов и половцев. Многие половцы действительно стали христианами. Так же, кстати, действовала и Русская Православная церковь на территории татаро-монгольских орд. Возникает вопрос: неужели там были христиане? Несомненно - хотя бы из тысяч угнанных искусных ремесленников, которых очень охотно использовали новые правители степи. Кстати, специально для русских жителей Золотой Орды в 1261 году была создана так называемая епархия Сарская  и Подонская. В 1384 году при митрополите Алексее ее часть по левому берегу Дона отошла в состав Рязанской епархии, а правая часть, включая и Приазовье до самого Днепра, осталась в ведении епископа Сарского и Подонского.

   Владыке этой епархии, видимо, сложно было жить в непривычной степи. Потому еще в 1300 году епископ Варлаам построил себе резиденцию в Крутице под Москвой. И, хотя многие владыки почти постоянно жили в Москве, они по-прежнему сохраняли старое название. И лишь епископ Вассиан (1434-66 гг.) окончательно переехал в Москву.

Константинопольский патриарх так же проявлял большой интерес к Приазовью и Причерноморью. На протяжении XII-XIII веков есть сообщения о том, что здесь существовали епархии Константинопольского патриархата - Сугдея, Фулла, Готия, Херсон, Хазария, Боспор. Но куда активнее за степь "дрались" католики. В XIII веке возникли в Северном Приазовье и Причерноморье два викариата ордена "меньших братьев", как тогда именовали францисканцев. Первое документальное свидетельство существования так называемого Аквилонского викариата относится к 1286-87 гг. Это отчет кустодия Газарии Владислава, в котором упоминается о пяти монастырях Аквилонского викариата.

На несколько десятилетий история подбросила францисканцам шанс. В то время держава ильханов, как называли Иран, была в упадке и разваливалась на части. В 1310 г. ильхан Ульдзейту принял мусульманство. Мусульманином был и его сын Абу-Саид (1316-1335 гг.). Получить какую-то выгоду в этих условиях и в этом окружении Риму было весьма затруднительно. Поэтому уже в конце 20-х гг. папская курия приступила к разработке путей влияния на Золотую Орду и Чагатайский улус (Среднюю Азию). Попросту говоря, путь через южнорусские степи оказался "запасным путем" в Индию. На какое-то время для генуэзских купцов и орденских миссионеров Золотая Орда стала землей обетованной.

   В 1336 г. францисканец Элемозина писал, что в Золотой Орде "насаждена истинная церковь" и здесь братья-минориты учредили свои убежища в десяти местах: пять из них в городах, пять в боевых станах и пастушеских таборах татарских. И среди татар, которые пасут свои стада, эти пять убежищ помещаются в войлочных юртах и передвигаются с места на место, по мере того, как перекочевывают татары со стоянки на стоянку. Таким образом, известно, что опорные базы францисканцев возникли во всех основных центрах: в Матреге (Тамани), Темрюке, Тане (Азове), Увеке, Новом Сарае, Астрахани, Ургенче. Но продолжалось это недолго. Еще одна религия усиленно заявляла свои права на этот регион - ислам. При хане Узбеке (1312-1342 гг.) мусульманство становится здесь официальной религией. Христианских миссионеров начинают вытеснять из степей. Закрывается дорога на восток. В 1353 г. последний папский посол в Китай Джованни Мариньолли вернулся в Европу, а уже к 1370 г. вся система сквозных трансазиатских связей, созданных в XIII веке, пришла в полное расстройство. Европа приступила к поискам морского пути, который закончился открытием Америки и путешествием Васко да Гамы. А степь действительно на несколько столетий превратилась в не самое гостеприимное место для миссионеров.

   Морские ворота из Европы в дикую степь - Матрега (Тамань)  «закрылись» в конце XV века. 30 мая 1453 года турецкий султан Мухаммед торжественно вступил в храм святой Софии, святыню православного мира. Последний император Византии Константин Драгас героически погиб, защищая свою столицу, Константинополь стал Стамбулом. Приблизительно в это же время Золотая Орда окончательно разваливается. Один из ее ханов, Хаджи-Гирей, обособляется от власти Чингизидов, образуя самостоятельное крымское ханство, куда вошел и Таманский полуостров. Но вскоре  оно становится зависимым от Турецкой империи. Последний властитель Матреги Захарий Гуйгурис был изгнан турками и просил помощи у русского царя Ивана III. Так завершилась еще одна, хоть и небольшая, жизнь удивительнейшего города, нареченного своими первыми хозяевами Гермонассой. И очень скоро началась новая.

 

Турки

   Бывшая Матрега стала важным стратегическим пунктом оборонительной системы Оттоманской империи, контролирующим вместе с керченской и еникальской крепостями вход в пролив. Турки построили здесь довольно значительную крепость под названием Хункала. Она находилась на берегу моря, в центре современной Тамани. Крепость ограждалась мощной каменной стеной с башнями. Две цитадели размещались в противоположных углах. В центре стены, обращенной к морю, находились ворота, ведущие к пристани. С противоположной стороны были другие ворота, выходившие в форштадт, или собственно город. Главная улица крепости соединяла северные и южные ворота. Форштадт имел несколько искаженную радиально-кольцевую планировку с центром у крепостных ворот. Широкая трапеция городской территории была также обнесена стеной. Античный водоем, облицованный каменными плитами, использовался для хозяйственных целей. В городе было шесть мусульманских мечетей и армянская церковь.

Взгляд в историю тех лет, мгновенно обращается к тому факту, что прошло более трехсот лет, прежде чем судьба Таманского полуострова вновь заинтересовала историков. И это значит, что никаких значительных событий в этот не такой уж далекий период жизни восточного берега Боспора Киммерийского просто не происходило. По-видимому, турецкие гарнизоны чувствовали себя хозяевами положения, поддерживали отношения с населением окрестных земель, преимущественно с кочевниками-ногайцами и, несколько севернее, - с адыгами, не принимая особого участия в локальных конфликтах местных племен.

Уникальный водопровод. «Турецкий фонтан»

   Единственным большим памятником времен владычества Османской империи в Тамани остается уникальное сооружение, получившее название "Турецкий фонтан". Точная дата его постройки неизвестна. Но дело не только в солидном возрасте. Важно его устройство. Это искусственно созданный источник воды. Долгое время для ученых был загадкой принцип его работы. Откуда среди раскаленных песков появляется вода? Откуда сами пески - понятно, так как источник расположен на дне пересохшего озера, которое когда-то, будучи в нормальном состоянии, полное пресной воды, привлекло античных мореплавателей, основавших здесь Гермонассу. Теперь - это огромная песчаная низина в самом центре станицы Тамань и на дне ее - небольшой зеленый оазис, где скрывается "Турецкий фонтан". Многие думают, что это - артезианская скважина, но нет! Турецкие мастера проложили в песке многометровую систему керамических труб, сходящихся к источнику. Может быть, трубы собирают дождевую воду, просочившуюся сквозь песок? Похоже на правду, тем более, что после дождей источник наполняется существенно быстрее. Но ведь вода в нем есть практически всегда, даже в самую жестокую засуху. Как выяснилось, "Турецкий фонтан" единственный на территории России конденсационный источник. Трубы, закопанные глубоко в песок даже в самые жаркие дни не нагреваются выше 20 градусов по Цельсию. Тем временем, влажный морской воздух приносит на берег воду в виде паров, которые впитываются песком, и конденсируются затем в трубах, изготовленных гончарным методом. Получается, что когда люди пьют эту воду, то пьют они самую настоящую "подземную росу". Говорят, что этим древним, но абсолютно надежным методом активно (но по расписанию!) пользуются жители современной Тамани, когда в станице отключается водопровод.

Тем не менее, уже несколько лет историками, археологами и местными властями обсуждается вопрос о разборе системы водоснабжения "Турецкого фонтана" с целью его изучения и реконструкции - все чаще стали случаи, когда вода в источнике какое-то время отсутствует. Возможно, что некоторые из труб прохудились или засорились. Пока вопрос не решен - мало кто уверен, что после разбора системы ее работоспособность удастся восстановить. Ведь это далеко не первый секрет древних мастеров, который нам не известен…

Граф Суворов

   Как уже говорилось, внимание сильных мира сего, а за ними и общественности вновь сконцентрировалось на Северо-Западном Кавказе, Причерноморье и Приазовье лишь через три века после воцарения в этих местах турок-османов. Так называемая "Черноморская проблема" заняла важное место во внешнеполитических акциях правительства Екатерины II во второй половине XVIII века. В этом районе в очередной раз столкнулись интересы России и Турции. Решающий этап борьбы между двумя державами за утверждение господства в Крыму, Прикубанье, а следовательно, и Тамани, наступил после войны 1768-1774 гг., которая закончилась подписанием Кючук-Кайнарджийского мирного договора, отвечающего интересам России. Но Турция не отказалась от своих притязаний на Крымское ханство, в состав которого входила Правобережная Кубань. Более того, она активизировала свои действия на Северо-Западном Кавказе, вовлекая в борьбу против России местные народы. Например, тех же адыгов. В общем, обстановка была тяжелая и она требовала, чтобы в этот район был направлен авторитетный и опытный военачальник.

   14 ноября 1777 года происходит поистине знаковое событие - командиром Кубанского корпуса назначается генерал-поручик А.В. Суворов, чья деятельность на Северо-Западном Кавказе являет собой очередное свидетельство удивительных военно-инженерных и дипломатических способностей этого выдающегося полководца. Перед Суворовым был поставлен целый ряд сложных тактических и стратегических задач. 16 января 1778 г. Суворов прибыл в город Копыл (ныне Славянск-на-Кубани). Далее начинаются широко известные в этих местах события. Прежде всего, он осмотрел местность. Чтобы исключить внезапные нападения противника, будущий граф приказал выжечь камыши и поставить наблюдательные посты по Кубани. Посетив Темрюк, Тамань и осмотрев устье реки, он пришел к выводу, что лучшим средством изолирования ногайцев от турок и предупреждения их совместных действий с адыгскими феодалами является система фортификационных укреплений. Дальновидный политик понимал, что когда-нибудь кубанские укрепления станут пограничным форпостом России на Северо-Западном Кавказе и могут сыграть большую роль в деле присоединения всей этой местности к Российской империи.

   По плану А.В. Суворова, на кордонной линии, среди прочего, должны были быть созданы 10 крепостей. Уже к марту 1778 года были построены шесть из них. В том числе и таманская крепость. По сути, это была земляная фортеция, пристроенная к стенам турецкой крепости Хункала. Позднее, в двух километрах восточнее были построены временные укрепления, которые в 1794 году сменила крепость "Фанагория", расположенная еще восточнее, за неглубокой балкой. Такое название крепость получила, потому что в те времена местонахождение античного города идентифицировали с самой Таманью. Чертежи крепости, выполненные известными военными инженерами И.И. Князевым и Ф. Де Воланом, были утверждены самим Суворовым. Крепость защищала правый фланг Кубанской оборонительной линии. А в Крымскую войну 1853 - 1856 годов она была разрушена и больше не появлялась. Бастионы, неплохо сохранившиеся до наших дней, возвышаются сейчас на восточной окраине Тамани и являются редким памятником русского фортификационного искусства конца XVIII столетия.

   Сооружения внутри крепости, к сожалению, не сохранились. Интересно, что при строительстве "Фанагории" использовался камень из старых турецких построек. Бригадир Уоллант, руководивший строительными работами, видел колонны из "паросского" мрамора и каменные изваяния львов, найденные при разборке турецкого города. Надо полагать, что и сейчас в засыпанных фундаментах крепости можно обнаружить немало архитектурных деталей античного и средневекового времени. А вот от крепости Хункала не осталось ничего. Как уже отмечалось, сейчас на ее месте - самый центр станицы Тамань.

 

Запорожцы

В победном 1791 году была открыта новая глава в истории Тамани и в истории Северного Причерноморья. Окончилась война, в которой прекрасно зарекомендовали себя запорожские казаки Черноморского войска. Но случилось для них большое несчастье, умер Великий гетман их войска князь Г.А. Потемкин. И они попали в критическое положение, не имея, кроме потемкинского указа, никаких документов, которыми обеспечивалось бы их право на земли между Бугом и Днестром, куда они только-только переселились. От этих событий остались слова песни, авторство которой приписывается будущему атаману войска Антону Головатому:

 

"Встань, батьку, великий гетмане,

Милостивый наш великий пане,

Встань, Грицку, промов за нас слово,

Проси Царици - все буде готово."

 

А между тем, представление Потемкина о передаче казакам полного права на забужские земли так никогда и не было утверждено Екатериной II, которая еще в 1788 г. издала указ, предписывающий войску переселиться либо под Керчь, либо на Тамань - на усмотрение великого гетмана. Однако, Потемкин, не стал исполнять указ императрицы, считая, что войско не вполне оформилось и переселение будет разорительным для казаков. Естественно, что после смерти князя, Екатерина II настояла на исполнении своей воли, радикально изменив тем самым судьбу Таманского полуострова. Ведь до сих пор Тамань хранит казачьи традиции и большинство современных населенных пунктов на Тамани носят названия, полученные в первые годы заселения полуострова казаками Черноморского войска.

Происходило же это так. Дабы не повторилась история с Забужьем, казаки командировали в Петербург войскового судью Головатого "для испрошения у государыни на вечное потомственное владение землею".

 

"Пишлы до царицы прохаты,

Щоб нашу Сичь Запорозьку

Та на Кубань прогнаты..."

 

В казачьем прошении на имя императрицы до ее сведения доводилось, что существует целое казачье войско в количестве 12622 человека с уже сложившимся казачьим укладом и регалиями. Далее в прошении говорилось: "...прибегая под покровительство Вашего Императорского Величества, всеподданейше рабски просим: нас, войско, во всегдашнее свое монаршее благоволение матерински приняв, для поселения нас на Тамани с окрестностями оной милостиво повелеть отвесть выгодные земли так достаточно, чтоб имеющее быть приумножение сему войску безнужно помещаться могло и на вечно спокойное потомственное владение... милостивую грамоту выдать".

 

В конце марта 1792 г, казачья делегация прибыла в Петербург, и через несколько дней  А. Головатый сумел добиться аудиенции у императрицы. Уже на первом приеме Екатерина II объявила казакам, что земля им назначена. Но лишь на четвертом месяце своего пребывания в столице делегация достигла полного успеха. Высочайшей грамотой, подписанной 30 июня 1792 г. Черноморскому войску жаловались в вечное владение "остров Фанагория, со всей землей, лежащей на правой стороне Кубани, от устья к Усть-Лабинскому редуту, так, чтобы с одной стороны река Кубань, с другой же Азовское море до Ейского городка служили границей войсковой земли".

 

Черноморское казачье войско имело свою гребную флотилию, артиллерию, полки, духовенство, свой архив, администрацию. Переселить такую массу было не очень просто. По плану, разработанному войсковым правительством, решено было перевести войско на Кубань несколькими партиями. Первыми должны были отправиться казаки, служившие на флотилии. Еще в мае бригадир русского флота П. Пустошкин получил приказ "Флотилию казаков черноморских препроводить до острова Тамань". Казачья флотилия, составленная в Аджидере, насчитывала 51 лодку и 1 яхту. К 8 августа починка и оснастка судов была закончена и их спустили на воду. Начиналась новая страница в истории черноморцев. Их ждала Кубань.

Камень

   16 августа казачья флотилия отправилась в путь из Очаковского лимана и, двигаясь вдоль берегов Крыма, 25 августа благополучно достигла Тамани. "Предпринятый по Высочайшему повелению... вояж кончился сего августа 25 день". Численность этого первого десанта - 3247 человек. С этим событием связана одна из многочисленных загадочных страниц истории Тамани - находка Тмутараканского камня. Незадолго до высадки казаков премьер-майор X. К. Розенберг, командир егерского батальона, расквартированного в Тамани, обнаружил этот уникальный памятник. Камень с надписью «В лето 6576 индикта  Глеб князь мерил море по леду от Тмутороканя до Корчева 14000 сажен» был найден солдатами где-то на городище и уложен у входа в казарму в качестве порога. Но ценность находки быстро установили. Вскоре после высадки казаков капитан П. В. Пустошкин, командовавший судами флотилии, отправил камень адмиралу Н. С. Мордвинову. В конце 1793 года о находке узнала императрица и приказала вернуть камень в Тамань, поставив его на видном месте в городе. Судно, на котором перевозили камень, попало в ураган и было отнесено к берегам Турции.

В Константинополе он пролежал около года и только после этого был доставлен в Тамань и помещен на берегу у древнего колодца. Солдаты егерского батальона соорудили над ним каменный шатер, крытый черепицей для защиты от непогоды.

В 1803 году известный архитектор академик Н. А. Львов-Никольский с двумя художниками - выпускниками Петербургской Академии художеств Ивановым и Алексеевым - обследовали берега древнего Киммерийского Боспора. Посетили они и Тамань, где Н. А. Львов-Никольский, "собрав разные примечания достойные остатки других древних камней, составил памятник, означающий происхождение острова Тамана под владение разных народов", главным элементом которого был Тмутараканский камень. Памятник этот не сохранился, но известно, как он выглядел. Н. А. Львов-Никольский "вместо постамента поставил две генуэзские капители. Сверху их прикрывал новонайденный Тмутараканский камень, еще выше - камень античной Греции, а наверху мраморное изваяние воина. На отломке старой колонны была высечена надпись, объясняющая значение камня". Эта последняя деталь, выполненная из куска колонны серого мрамора, хранится в Таманском музее.

  Сам Тмутараканский камень позднее был перевезен в Керченский музей, а затем в Эрмитаж, где сейчас и хранится. При перевозках камень неоднократно обкалывали, и он уменьшился примерно вчетверо. Однако, надпись сохранилась полностью.

 

А.Головатый

 

. Еще в пункте отправки, в междуречье Днепра и Буга, казаки разделились на три отряда. Легкий отряд "лето" на гребных лодках шел по морю, сушей двигался на конях отряд "зима". А. А. Головатый шел с третьим, завершающим отрядом с обозом и семьями казаков и прибыл в Тамань только в 1793 году. Он сразу  отличился ведь при его активном пособничестве в 1794 году в Тамани была заложена церковь во имя Покрова Пресвятые Богородицы. Церковь выполнена в традициях русского классицизма конца XVIII столетия и представляет собой своеобразную интерпретацию нескольких античных планировочных типов. Композиция здания является хорошим примером свойственного русскому классицизму оригинального архитектурного решения православного храма в языческих античных формах. Пропорции портиков и ордера очень хороши и говорят о высоком мастерстве зодчего, без сомнения изучавшего античную архитектуру. Отклонения от классических решений дорического ордера незначительны, но очень характерны. По мнению авторитетных специалистов, они доказывают, что архитектор изучал античные памятники по трактату Витрувия.

   Казаки, высадившиеся в Тамани, спешили отстроить свою столицу - Екатеринодар, а Тамань так и осталась маленьким поселением рыбаков и прибежищем контрабандистов, хотя и была одно время окружным городом. Туда, по разным причинам, в том числе и на волне моды на археологию, заезжали и А.С.Пушкин, и А.С. Грибоедов, и А.И. Одоевский.

«Лермонтовская Тамань»

Такой застал Тамань и М.Ю. Лермонтов, оказавшийся здесь проездом "с подорожной по казенной надобности" в сентябре1837 года. Как известно, перевод двадцатитрехлетнего корнета из лейб-гвардии в Нижнегородский драгунский полк действующей на Кавказе армии был вызван его замечательным откликом на гибель А. С. Пушкина - стихотворением "Смерть поэта".

В Тамани М. Ю. Лермонтов оказался по дороге из Ставрополя в Геленджик, в ставку генерала Вельяминова, куда во время Кавказской войны можно было попасть только морским путем. Результат этого посещения - повесть "Тамань", вошедшая затем в роман "Герой нашего времени» - маленький шедевр русской литературы, высоко оцененный многими выдающимися литераторами, в том числе В.Г. Белинским, Л.Н. Толстым, А.П. Чеховым. С тех самых пор Тамань мало-помалу стала называться лермонтовской.  Удивительная энергия и сила духа молодого поэта заставила местных жителей гордиться, прежде всего, вниманием Лермонтова, нежели древней историей и темным, "тмутараканским" прошлым.

   "Тамань - самый скверный городишко из всех приморских городов России. Я там чуть-чуть не умер с голода, да еще вдобавок меня хотели утопить" - писал Лермонтов от лица Печорина в "Герое нашего времени". Говорят, что Михаил Юрьевич описал реальных обитателей приморской станицы. Местные эксперты, тщательно собиравшие по крупицам всю информацию о пребывании поэта и офицера в Тамани считают, что старухе в ту пору было пятьдесят с небольшим лет, что Слепой немного, но все же видел, что стал он звонарем и дожил до глубокой старости. Никаких сведений нет о контрабандисте Янко, а красавицу-Ундину по одним сведениям, звали Любой и жила она потом в Керчи, выйдя замуж за старого татарина, а по другим - воровала еще какое-то время, а потом вышла замуж, но за солдата.

   Лермонтов долго не мог найти в Тамани место для ночлега и, наконец, остановился в той самой "фатере", в которой было "нечисто". Но место было весьма примечательное - на самом обрыве, который спускается к морю. К сожалению, это самое море постепенно подмыло берег и все  подворье ушло под воду. Для той новой "хатки", что называется теперь "домиком Лермонтова" нашли место немного восточнее. Дом-музей М. Ю. Лермонтова был открыт в Тамани только в октябре 1976 года, хотя разговоры о его создании велись с середины XIX века. Фактически, это народный музей - все экспонаты для него переданы простыми жителями Тамани. Сейчас - это простая крытая соломой хата с хозяйственными постройками. Рядом лежат лодки, развешены сети. Два года спустя после открытия домика, неподалеку открылся небольшой, но очень содержательный Музей лермонтовской книги, впоследствии вошедший в единый музейный комплекс Таманского археологического музея. Одним из его экспонатов является уникальная книга "О подражании Христу", выпущенная в 1737 году в Базеле. Ее привез с собой М.Ю. Лермонтов, когда побывал в Тамани во время второй своей ссылки на Кавказ, в 1840 году. Но этот раз он останавливался в Фанагорийской крепости у декабриста Н. И. Лорера.

 

Музей Лермонтова - это не единственный мемориал станицы Тамань. Есть и другие. И даже более старые. В частности, в 1911 году недалеко от пристани на высоком берегу "по мысли таманского станичного общества" был сооружен памятник первым запорожцам, высадившимся в Тамани. На высоком постаменте из глыб дикого камня стоит казак в традиционной запорожской одежде со знаменем в руках. На лицевой стороне постамента, немного ниже посвятительной надписи, врезана чугунная доска с барельефом (работа А. Адамсона), изображающим парусные казацкие лодки, подходящие к обрывистому таманскому берегу. Автор памятника - инженер-архитектор Н. К. Мальгерб. На тыльной стороне памятника - слова старинной казацкой песни, посвященной этому событию. Судя по надписи, песню сочинил все тот же Антон Андреевич Головатый, "судья войска верных казаков черноморских".

Археология

   Одним из важнейших элементов археологии во все времена являлась культура погребения. Поэтому нельзя не сказать, что вокруг Тамани располагается обширный некрополь, относящийся как к древней Синдике, так, может быть, и к другим островам архипелага. Цепи курганов тянутся параллельно берегу по всей полосе Тамани. Как и на Керченском полуострове, в курганах Тамани находили великолепной работы склепы из тесаных камней с каменными и деревянными саркофагами. Важнейшая находка была сделана в 1916 году в склепе кургана на Лысой горе на окраине Тамани, ограбленном кладоискателями. Там был найден Таманский саркофаг - блестящий памятник архитектуры малых форм, выполненный в Малой Азии в IV-III веках до н. э. Саркофаг состоит из двух больших блоков мрамора и воспроизводит формы храма с двускатной крышей и фронтоном. Каменная резьба саркофага очень проста и лаконична. Благородная простота традиционных форм и орнаментов придает этому небольшому сооружению цельность и законченность, свойственные нашему представлению о классическом искусстве.

   Саркофаг хранился вначале в Таманском музее, затем был перевезен в Керчь. После освобождения Крыма в 1944 году поврежденный саркофаг перевезли в Москву, в Исторический музей, где он был реставрирован и сейчас экспонируется. Склеп кургана Васюринской горы, в отличие от уступчатых склепов Боспора, имеет покрытие в виде  цилиндрического свода. Стены и потолок расписаны по штукатурке. На стенах изображена ограда из разноцветных каменных плит, увенчанная ионийским карнизом, на котором нарисованы сидящие птицы. На центральной части свода изображен прямоугольный синий ковер, отороченный красной каймой с кистями.

 Неподалеку от Васюринской горы находятся курганы Большая и Малая Близницы. Первый из них огромен даже по античным меркам - сохранившаяся часть достигает 15 м высоты и 340 м в окружности. Центральный склеп состоит из дромоса и погребальной камеры, перекрытой ложным ступенчатым куполом. Верхняя часть стен камеры завершается расписным орнаментальным поясом. На замковой плите купола изображен прекрасный портрет богини Деметры работы IV века до н. э. В склепе была погребена женщина, возможно, жрица Деметры. В камере обнаружены великолепные золотые ювелирные изделия тончайшей работы: головной убор с рельефными изображениями аримаспов, сражающихся с крылатыми грифонами, золотое ожерелье, состоящее из трех рядов подвесок в форме амфор, изящная сережка с изображением нереиды с доспехами Ахилла в руках, сидящей на гиппокампе - мифическом животном с головой и туловищем лошади, и змеиным хвостом.

Сложные судьбы истории Таманской земли в новое время мало способствовали сохранности ее памятников. Но, наиболее известные из них хранятся в различных музеях России, Украины и более отдаленных стран. Скульптура и торевтика Тамани украшает музеи Москвы (Музей им. А.С.Пушкина), Санкт-Петербурга (Государственный Эрмитаж), Ялты, Одессы, Феодосии, Краснодара и даже Британский музей в Лондоне и Кембриджский музей Фицвильяма…

 

   История революции, ужасы гражданской и Отечественной войн не обошли Тамань стороной. С точки зрения топологических ориентиров, она отражена пока только в скромных обелисках, отмечающих места важнейших событий гражданской и Великой Отечественной войн. Тем не менее, история эта героическая. В суровом 1918 году отсюда начался легендарный поход Таманской армии под командованием Е. Ковтюха на соединение с основными силами Красной Армии на Северном Кавказе. Эта эпопея отражена в романе "Железный поток" А. С. Серафимовича, в котором Ковтюх выведен под именем командарма Кожуха.

Партизаны

   В годы Великой Отечественной войны в глубоком тылу у немцев, прорвавшихся в предгорья Северного Кавказа, действовали партизаны под командованием Егорина. Позднее, в 1943 году, при подготовке прорыва "Голубой линии" - оборонительной системы фашистских захватчиков, воздвигнутой на подступах к Таманскому полуострову, здесь были высажены партизанские десанты под командой Славина из состава знаменитого отряда "Имени Героев Советского Союза братьев Игнатовых". Первый взвод этого десанта, которым командовал бывший председатель Старотитаровского станичного Совета Кирилл Степанович, состоял из четырех отделений, организованных из казаков таманских станиц.

   Партизаны минировали дороги на Пересыпи и в других узких участках между лиманами, препятствуя осуществлению операции "Кримгильда" - планомерной эвакуации 17-й немецкой армии, откатывавшейся под стремительными ударами 18-й, 56-й и 9-й армий Северо-Кавказского фронта под командованием генерал-полковника И. Е. Петрова, организатора героической обороны Одессы и Севастополя в начальный, самый тяжелый период войны.

Группа партизан Бережного организовала в проливе свободную морскую охоту на немецкие транспорты, перевозившие войска по плану уже новой операции, "Брунгильда" - ускоренная эвакуация. На захваченном у немцев катере партизаны, окруженные противником, протаранили понтонный мост, наведенный через Керченский пролив с косы Чушка, который не могли обнаружить с воздуха наши летчики.

    К этому времени ударные силы армий Северо-Кавказского фронта разгромили укрепления "Голубой линии" и стремительно развивали наступление на Таманский полуостров. 9 октября 1943 года Таманский полуостров был полностью очищен от немецких оккупантов.

Летчицы - герои

 После освобождения Таманский полуостров стал  плацдармом для наступления на Крым. Здесь находились сборные пункты войск, готовившихся к штурму Крыма, и аэродромы их прикрытия. В Пересыпи базировался легендарный 46-й гвардейский ночной легкобомбардировочный  Таманский женский авиаполк под командованием майора Евдокии Давыдовны Бершанской. Аэродромом служила узкая полоса морского берега шириной всего в триста метров, ограниченная со стороны суши высоковольтной линией. Взлетать и садиться на легких самолетах "По-2" было очень трудно, особенно при порывистых ветрах с Азова. В тяжелейших условиях отважные женщины полка по нескольку раз за ночь летали на штурмовку укреплений Керчи, снабжали боеприпасами и продовольствием истекавший кровью эльтигенский десант В. Ф. Гладкова. В Пересыпи поставлен обелиск в честь героинь таманского неба.

Для справки

 Женский полк был сформирован в октябре 1941 году. Руководила формированием Марина Раскова. Полк отличался от прочих воинских формирований тем, что был полностью женским. Созданные в то же время еще два других женских авиаполка в ходе войны стали смешанными, но 588-й авиаполк до своего расформирования остался полностью женским: только девушки  занимали все должности в полку от механиков и техников до штурманов и пилотов. Тогда его численность составляла 115 человек — большинство в возрасте от 17 до 22 лет. За бесстрашие и мастерство немцы прозвали лётчиц полка «ночными ведьмами».

Полк был оснащён самолётами По-2. При формировании в полку было 20 самолётов, потом их численность возросла до 45. На окончание войны в строю было 36 боевых машин. Хотя, как известно, По-2 создавался не для военных действий. Деревянный биплан с двумя открытыми кабинами, расположенными одна за другой (до войны на этих машинах лётчики проходили обучение). Без радиосвязи и бронеспинок, способных защитить экипаж от пуль, с маломощным мотором, который мог развивать максимальную скорость 120 км/час. На самолёте не было бомбового отсека, бомбы привешивались в бомбодержатели прямо под плоскости самолёта. Не было прицелов, их придумали и создали сами девушки и назвали ППР (проще пареной репы). Количество бомбового груза менялось от 100 до 300 кг. В среднем  брали 150—200 кг. Но за ночь самолёт успевал сделать несколько вылетов, и суммарная бомбовая нагрузка была сравнима с нагрузкой большого бомбардировщика. Управление было сдвоенным: самолётом можно было управлять и пилоту и штурману. Были случаи, когда штурманы приводили на базу и сажали самолёты, после того, как пилот погибал. До конца 1944 года лётчицы не брали с собой парашюты, предпочитая взять вместо них  ещё 20 кг бомб. Что интересно, пулемёты на самолётах также появились только в 1944 году. До этого единственным вооружением на борту были пистолеты ТТ.

Статистика

  • Битва за Кавказ — 2920 вылетов
  • освобождение Кубани, Тамани, Новороссийска — 4623 вылетов

Было вызвано 811 пожаров и 1092 взрыва большой мощности. Сброшено 155 мешков с боеприпасами и продовольствием окружённым советским войскам. Боевые потери полка составили 32 человека. Несмотря на то, что лётчицы гибли за линией фронта, ни одна из них не считается пропавшей без вести (после войны комиссар полка Евдокия Яковлевна Рачкевич на деньги, собранные всем полком, объездила все места, где гибли самолёты и разыскала могилы всех погибших). А 10 апреля 1943 года уже на аэродроме после очередного вылета погибло 3 девушки: один самолёт, садясь в темноте сел прямо на другой, только что приземлившийся…

Оборона и наступление

    Серьезной задачей на Кубани было формирование воинских соединений. Так, в крае были созданы 50-я отдельная кавалерийская дивизия, 4-й Кубанский гвардейский кавалерийский корпус, Краснодарская пластунская дивизия.
      Зимой 1941 года началась  Керченско-Феодосийская операция. Это была первая десантная операция Красной Армии в ходе Великой Отечественной войны, проведенная силами сухопутных, военно-морских и военно-воздушных войск. Замысел операции предполагал отсечение и уничтожение керченской группировки противника от севастопольской. Операция закончилась разгромом противника, в результате чего был освобожден Керченский пролив, что предотвратило возможность продвижения врага на Кавказ через Таманский полуостров.
      В мае 1942 года 4-й Кубанский гвардейский кавалерийский корпус вместе с моряками Азовской флотилии сделал все возможное для охраны восточного побережья… Но не сложилось…
      Летом 1942 года фашисты вступили в пределы Краснодарского края.  Так началась одна из важных и кровопролитных битв Великой Отечественной войны – битва за Кавказ. Главная цель гитлеровского командования  в этой кампании состояла в захвате южных районов СССР, богатых сырьевыми ресурсами. Вскоре большая часть края была занята фашистами, установившими оккупационный режим. Вместе с войсками на Кубань  прибывали карательные отряды, среди которых была и специальная «Зондеркоманда», занимавшаяся уничтожением людей. За этот период около 13 тысяч жителей погибли.

  В конце июля и в первой половине августа 1942 года  шли тяжелые оборонительные бои. Вскоре  была захвачена Анапа, причем части морской пехоты, оборонявшие Таманский полуостров, оказались отрезанными от основных сил армии. Несмотря на то, что защитники Тамани оказывали упорное сопротивление врагу, они вынуждены были отступить с Таманского полуострова под Новороссийск. Захватив ряд перевалов, гитлеровцы двинулись дальше. Однако им не удалось закрепиться ни в Новороссийском порту, ни позднее в городе Туапсе. Сорвав, таким образом,  планы гитлеровцев по захвату Северного Кавказа, Советская Армия окончательно  взяла инициативу боевых действий в свои руки. С января 1943 года началось освобождение Кубани от немецко-фашистских захватчиков.
      Одним из значительных событий этого периода была наступательная операция в районе Краснодара. В результате сражений город был полностью освобожден от немецко-фашистских захватчиков, но краснодарская группировка противника не была до конца уничтожена.  Потеряв краевой центр, немцы отводили войска на заранее подготовленные рубежи  и стремились любой ценой сохранить за собой Таманский плацдарм. Важным узлом обороны врага стала станица Крымская, через которую проходили основные пути сообщения на Новороссийск, Тамань и Темрюк. В результате ожесточенных боев в мае 1943 года противник был окончательно выбит из станицы.
      После освобождения станицы Крымской перед войсками была поставлена задача ликвидировать  таманскую группировку врага, не допустив ее эвакуации в Крым. Успешному выполнению этой задачи препятствовал мощный оборонительный рубеж врага на подступах к Таманскому полуострову – «Голубая линия». Для уничтожения противника на Тамани был подготовлен план Новороссийско-Таманской наступательной операции. В результате непрерывного наступления армий Северо-Кавказского фронта, кораблей, морской пехоты и авиации Черноморского флота и Азовской флотилии Таманский полуостров был освобожден от захватчиков. 9 октября 1943 года в 10 часов вечера в Москве был дан салют в честь войск, освободивших Тамань.
      Разгромом таманской группировки врага и освобождением Таманского полуострова закончилась одна из самых героических битв Великой Отечественной войны – битва за Кавказ. После освобождения от немецко-фашистских захватчиков Таманский полуостров еще какое-то время являлся плацдармом для наступления на Крым…

Миру-Мир

   Мирная жизнь Тамани XX века более всего соотносится с одной лишь отраслью хозяйства, а именно с виноделием. Вино - это одна из очень больших и важных частей души полуострова. Недаром местные жители любят повторять присказку о том, что в Тамани сливаются воедино три моря: Черное, Азовское и еще одно - винное. Могут они, при случае, и рассказать локализованную версию древнегреческого мифа о происхождении виноградной лозы. Будто бы именно здесь произошла трагедия с преданным другом самого бога Диониса - сатиром Ампелосом, который разбился, упав со скалы. Дабы утешить Диониса всемогущий Зевс превратил тело его друга в виноградную лозу (Ampelos , др.греч. - виноград). С тех пор Дионис "пошел по миру", обучая людей культивировать растение, чей сок, в несколько обработанном виде, дарит радость, заглушает печаль, способствует, при умеренном потреблении, изрядному здоровью.

 

 

Землетрясения

 

   Несмотря на то, что Тамань вроде не является сейсмоопасным регионом, разрушительные землетрясения здесь все же случались. Давно. Историки до сих пор спорят, где и когда происходили эти события.

Однако, если на вопрос не в состоянии точно ответить историки, приходится привлекать возможности археологии и наук естественного цикла. Есть люди, кому эти слои удалось видеть и исследовать, имея в руках особый инструмент для анализа ситуации - археосейсмический метод. Этот относительно новый способ распознавания следов и особенностей древних землетрясений по остаткам строительных конструкций и характерным следам именно сейсмических повреждений и разрушений удалось трижды, в 1985 - 1991 годах, применить на раскопках Таманского городища. Руководили тогда раскопками А.К. Коровина и С.И. Финогенова (Москва, музей им. Пушкина). Их раскопки проводились по всем правилам науки и искусства. Во всяком случае, стратиграфия и хронология слоев выступали и интерпретировались достаточно определенно. Исследователи не могли не заметить явно проступавшие признаки разрушений именно сейсмических. К сожалению, каждый год вскрывались лишь небольшие участки поселения, и для вполне уверенных выводов ученым не хватало статистики, и тогдашние заключения так и остались в полевых дневниках.

   И вот, спустя десятилетие, доходят сведения об изысканиях В.В. Туманова и его совершенно независимо возникшей мысли о разрушительном землетрясении как причине гибели Тмутаракани. Общеизвестно, что гора Бориса и Глеба - это грязевой вулкан, и В.В. Туманов считает его извержение причиной или, по крайней мере, спутником землетрясения и разрушения города и прилежащего Никонова монастыря. Взрыв и извержение грязевого вулкана не могли вызвать полного разрушения даже близлежащего поселения, ибо это явление локальное. Чтобы считать землетрясение вероятной причиной разрушения Тмутаракани (и города, и всего княжества), надо ответить, по крайней мере, на два вопроса.

   Имеются ли на Тамани другие пункты со следами разрушительного землетрясения в начале XII века? Ответ на этот вопрос таков: имеются. Первый - уже упомянутое Таманское городище. Второй - у мыса Утриш, южнее Анапы, в нескольких десятках километров юго-восточнее Таманского городища. Здесь следы сильного землетрясения, породившего крупный обвал-выброс и разрушение мелких средневековых построек за его границами, датированы радиоуглеродным методом как относящиеся к X - XI векам. Третий пункт - Керчь, всего в двадцати пяти километрах от Тамани и в пятидесяти от горы Бориса и Глеба. Археологи отмечают здесь смену периодов жизни во второй половине XI - начале XII века. На границе - пожар и некий не распознанный археологами катаклизм. А кто не знает, что при землетрясениях даже силой 6 баллов возникают пожары, тем более, когда в жилищах и храмах сохраняется огонь в открытом виде?

   Получается, что в разных пунктах на расстояниях до ста километров произошли сейсмические разрушения в самом конце XI - начале XII веков.

Но известны ли на Тамани следы других столь же разрушительных и масштабных землетрясений? Лет двадцать или даже десять назад сейсмологи ответили бы на этот вопрос отрицательно. Теперь это не так. Землетрясения исторических времен стали в сейчас известны гораздо лучше. Не далее как в 1879 году в низовьях Кубани случилось землетрясение интенсивностью 7-8 баллов. Эпицентр его располагался несколько юго-восточнее Темрюка. Следы гораздо более сильных землетрясений древности распознаются на развалинах античной Горгиппии (Анапа).

 

Еще более серьезные последствия для окрестностей Таманского залива, несомненно, происходили от землетрясений в Керченском проливе и на севере Керченского полуострова. Последнее такое событие с интенсивностью 9 баллов в эпицентре возникло, как недавно выяснилось, в 1751 году. Подобные катастрофические для древних жителей Тамани события имели место, по крайней мере, в I веке до н.э., в III и VI веках н.э. Так что с сейсмологической точки зрения разрушительный характер землетрясения на Тамани в начале XII века ничего необычного не представляет. Хотя его еще нет ни в одном сейсмическом каталоге. Не исключено, что скоро будет!

Но если ли, все же, исторические свидетельства такой катастрофы? Обратим внимание на сведения "Повести временных лет" о церкви во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Построенная в 1022 году и в 1066 году принявшая останки князя Ростислава, она, по замечанию одного летописца, "стоит и до сего дня в Тмутаракани". Не могла эта святыня пережить разрушительное землетрясение так, чтобы летописец спокойно, повествовательно обронил приведенную фразу, не отметив факт ее, как минимум, сильного повреждения. Если так, ее разрушение (сильное повреждение), как и разрушение других строений, произошло позже.

Сейчас уже достаточно точно известно, что "Повесть" писалась несколькими игуменами Киево-Печерского монастыря, и доведена она, если не считать поздних продолжений, до 1111 года. Очень вероятно, что и сведения о сохранности церкви Пресвятой Богородицы относятся к началу XII века, за несколько лет до завершения летописания монахом Сильвестром. Как тут не обратить внимание на летописное известие под 1107 годом: "…тое же зимы февраля 5 трясеся земля перед зорями в нощи". По контексту, это произошло не в Киеве, как ныне вольно принимается, а в половецких землях, возможно, что и в Приазовье…

Ясно одно: история, изучающая поступательное движение человечества вдоль оси времени, не имеет права застывать на месте, довольствуясь информацией, полученной на протяжении одного лишь отрезка этой оси. В науке, как и в жизни, всегда должно оставаться место для чего-то нового и интересного.

На этом мы заканчиваем повествования об истории земли таманской. Но будьте уверены, как только появятся новые открытия в археологии и более подробные факты, мы обязательно доведем из до сведения нашего уважаемого читателя…

 

Отзывы, форум...

 

Таманская «Атлантида»

   Находки произведений искусства, сделанные в земле Тамани, украшают такие прославленные музеи, как Эрмитаж в Санкт-Петербурге и Британский музей в Лондоне, они хранятся в музеях Москвы, Кембриджа, Одессы, Краснодара, Ялты, Феодосии. Но таманская земля еще не открыла всех своих сокровищ, о чем говорят недавние находки. И делают их не только в земле, но и под водой.

   Культурный слой таманского городища порой достигает толщины 12 метров: здесь идут друг за другом напластования русской Тамани, турецкой Хункалы, генуэзской Матреги, русской Тмутаракани, хазарских Самбареи и Самкерца, византийской Таматархи, античной Гермонассы. Академик Б. А. Рыбаков, проводя раскопки в земле Тамани, составил схематический план Гермонассы. Вслед за тем настал черед исследований под водой: берег, на котором было расположено античное поселение, постоянно размывается и разрушается водами Таманского залива, памятники Гермонассы скрываются под водой. Экспедиция В. Д. Блаватского дополнила наземные раскопки подводными, обнаружив остатки каменных стен и фундаментов на дне Таманского залива и определив границы Гермонассы не только на суше, но и в море. Под водой скрываются руины не только античной Гермонассы, но и средневековой Тмутаракани. Раскопки археологов-подводников могут пролить новый свет на историю полулегендарного русского княжества, с которым связаны многие страницы истории первого русского государства — Киевской Руси.

                     Ахиллово селенье. Где искать Корокондаму?

Страбон, описывая Боспор Киммерийский в своей «Географии», говорит об Ахилловом селении, «в котором есть святилище Ахилла», и  о селении Патрей, «от которого сто тридцать стадиев до деревни Корокондамы». Последняя являлась границей Боспора. В «Перипле Понта Эвксинского» есть строки: «За Синдской гаванью следует селение, называемое Корокондама, лежащее на перешейке, или узкой полосе между озером и морем. За ней находится Корокондамское озеро, ныне называемое Описсас, образующее очень большой залив в 630 стадиев, (84 мили). Если съехать в самое озеро и плыть вдоль берега в город Гермонассу, то будет 440 стадиев, (58, 2 мили)».

 

Мифологическая справка

Есть на Тамани Киммерийский остров, что за станицей Фанталовской (раньше Фонтаны). Там ученые обнаружили своего рода «таманские Помпеи» — античную деревню Ахиллеон на одноименном мысе. Там же на землях бывшего колхоза «Искра» раскопали святилище Ахилла, горельеф которого экспонируется в Таманском археологическом музее. Напротив, через Керченский пролив, археологами найден городок Мирмекий, что в переводе с греческого значит Муравьиный.
По мифам, «муравьиным» народом, т. е. трудолюбивым и бесчисленным, как муравьи, по-гречески мирмидонами и управлял Ахилл. С ними он отправился по Гомеру, автора эпической поэмы «Илиада», на Троянскую войну. После гибели в Трое Ахилл стал божеством в Аиде, в подземном царстве теней, вход куда был через жерла таманских вулканов. Поэт-киммер помещал Аид на Тамани (от индоарийского «тама» — «тьма», страна мглы, сумерек). «Пелоид Ахилл был родом из Мирми-киота, стоявшего близ озера Меотиса», — повторяет летописец Лев Дьякон вслед за историком Аррианом. Происхождение героя часто связывали с греческим городом Фтия. Однако языковед Р. Кречмер в «Исследовании мифических имен» показывает, что Фтию нужно переводить как страну мертвых, «фтимена», а мирмидонов возводить к «мурмос», «призракам» Аида.
Любопытно, что именно «фтиотийских ахейцев из войска Ясона», ясоалана Восточного Приазовья, великий географ античности Страбон помещает на Черноморском побережье: «в этой Ахее, земле керкетов, зихов и всадников», т. е. в земле черкесов. Размещение мирмидонов в Фессалониках — поэтическая условность. Изначально они жили близ Азовского моря и на Дону. (Слово «дон» по-осетински — река, вода, то же, что и Тана, по-адыгски — «мелководье»).
Есть тайна в имени Ахилла, ее следует открыть. Только на основе адыгского языка, но никак не греческого (как установила известный языковед М. В. Федорова) Имя Ахилл - «муж моря», поморянин, по контрасту и соседству с «поречанами» — синдами и дандариями Анапы. Смысл его имени точно соответствует месту и деталям рождения героя на Тамани.
Ахилл — сын Пелея, т. е. по отцу он Пелоид, что по-гречески означает «грязь». На Таманском и Керченском полуостровах много грязевых вулканов.
Мать Ахилла — величайшее женское божество воды — Фетида, иначе Тетис, супруга Океана.
Исвестно, что море Тетис в далекие геологические эпохи покрывало нынешний бассейн Азовского, Черного и Каспийского морей и далее простиралось до Индии. На этом гигантском протяжении одинокими островками торчали вершины высочайших гор альпийско-гималайского горного пояса, в том числе и будущего Кавказа (Одисса): Арарат, Казбек и Ошхымаф (Эльбрус). Все не случайно в корнях имен и в нахождении их изначального простого и понятного смысла.
Некоторые историки возводят его имя и к реке Ахерон (Стикс), текущей в стране мертвых, в холодные воды которой Фетида сразу окунула родившегося Ахилла, держа его за пятку, чтобы закалить и сделать его тело неуязвимым для оружия. Это очень напоминает обстоятельства рождения и закаливания нарта Савсорука (Саусырыко), уязвимого только в коленях героя, воспетого в адыгском эпосе «Нарты».
Еще одно доказательство таманского происхождения Ахилла. Ближайшим другом его был Патрокл, чье имя сразу отсылает нас к имени городка Патрей на том же Киммерийском острове Тамани.. Патрокл погиб под стенами Трои. А сам Ахилл гибнет от стрелы Париса, лук которого направил в пресловутую «ахиллесову пяту» сам олимпийский бог Аполлон.
Следует обратить внимание и на то, что Ахилла оплакали и сожгли по обычаю скифов, насыпав над могилой «холм погребальный великий», куда воткнули меч Арея. Среди двух тысяч курганов на Тамани без сомнения есть и могила Ахилла.
В Северном Причерноморье сложился культ героя. «В соседней деревне Ахиллея есть святилище его, а в нем — статуя его с серьгой в ухе». Моряки, по Павсанию, плавающие по Понту на север от Босфора, часто слышали, как Ахилл где-то за морем, на Белом острове (название «Ахтанизовский» лиман на Тамани переводится как «белое море») читает стихи Гомера, и звук его голоса сопровождают топот копыт, крики воинов и звон оружия…


 

 

«Корокондамское озеро» — это, безусловно, Таманский залив. В эпоху античности он отличался по размерам от  нынешнего и по существу являлся затопленным устьем одного из рукавов реки Кубань, не раз менявшей свое русло. А где же находилась Корокондама, по которой было названо озеро, точнее, залив? Ее искали в двух местах — у мыса Панагия, где берег резко поворачивает на восток, и у основания мыса Тузла.

У мыса Панагия были найдены следы античного поселения. Скорее всего, здесь также имел место обвал,  как и, в свое время, обрушились крутые берега древней Гермонассы. Более вероятным был другой, «тузлинский» адрес. Здесь совсем недавно был открыт богатый античный некрополь. «Неясно, принадлежал ли некрополь той колонии, которая, может быть, находилась возле мыса, на берегу, ныне смытом и снесенном морем, или населению, находившемуся на месте теперешней Тамани, отстоящей от Тузлы на 8 верст. Если мы будем настаивать на первом предположении и утверждать, что некрополь, вскрытый в 1911 г., принадлежал колонии, существовавшей возле Тузлы, то нам придется согласиться с тем, что теперь не существует даже места этого поселения, погибшего вместе с древним городищем и его колодцами пресной воды, потому что на всем протяжении берега, от Тамани до Тузлы и от Тузлы до Бугаза, нет теперь более удобного места, к которому можно было бы приурочить этот древний город. Частые волнения этой открытой части Керченского пролива вместе с влиянием дождей, постоянных ветров, морозов и солнца могли смыть территорию целого города, мы, однако, оставляя в стороне сбивчивые известия древних писателей, предпочитаем мнение, что оба некрополя 1911 г. принадлежали колонии, занимавшей место теперешней Тамани»,  — писал в своем «Отчете о раскопках в г. Керчи и на Таманском полуострове в 1911 г.» известный историк В. В. Шкорпил.

Однако некрополь Тузла слишком далеко находится от древней Гермонассы — Тамани. Очевидно, он принадлежал другому городу. Спустя полвека после исследований Шкорпила новые раскопки на мысе Тузла провела Н. П. Сорокина. В книге «Тузлинский некрополь», вышедшей в 1957 году, она подробно описала этот город мертвых, принадлежавший античному поселению. Но самого поселения найти так и не удалось. И лишь в 1986 году Корокондама была найдена: но не на суше, а под водой, возле мыса Тузла. Еще раньше здесь находили под водой различные предметы, в том числе обломки амфор. Но их считали грузом затонувшего корабля. И лишь после детального обследования стало ясно, что это следы затонувшего города.  В этих местах был обнаружен отчетливый культурный слой, внешне, кстати, весьма похожий на обыкновенный ил. Аквалангистам удалось увидеть на дне остатки древних строений, сооруженных из известняка, остатки некогда существовавшей стены. Археологи нашли также интересные археологические экспонаты — зернотерку и части двух развалившихся амфор.

Поисковые работы показали, что руины под водой занимают большую площадь — прямоугольник размерами 300X400 метров. К сожалению, они почти полностью покрыты мощным слоем песка. Потребуется не один год раскопок затонувшей Корокондамы, и впереди новые открытия и новые находки.

Загадочная  потерянная Акра

В «Перипле Понта Эвксинского» упоминается множество городов на берегах Боспора Киммерийского: Пантикапей и Фанагория, Ахиллий и Мирмекий, Нимфей и Китей, Корокондама и Гермонасса, Тиритака и Кепы, Тирамба и Акра. Говорят об этих городах и другие античные авторы, в том числе и Страбон, Плиний Старший, знаменитый астроном и географ Птолемей. Когда в конце XVIII столетия этот край отошел к России, начались исследования его античных поселений. Пантикапей был отождествлен с Керчью — старинным русским городом Корчевым, Гермонасса — с Таманью (русской Тмутараканью). Нашлись городища Фанагории, «столицы Азиатского Боспора», и Тиритаки, Нимфея и Китея… Словом, почти все города и поселения, о которых говорят античные источники, получили свою прописку на берегах Керченского пролива, крымском и кавказском. Но один город — Акру — тщетно искали чуть ли не два столетия. Причем неясно было, город ли это или же деревенька. Давайте попробуем разобраться…

   Страбон писал, что «в Пантикапейской земле», то есть на крымском берегу пролива, напротив Корокондамы лежит деревенька Акра. В этом месте Боспор Киммерийский сковывается льдами из Меотиды (Азовского моря) так, что по нему могут ходить люди. И место это — ворота на пути из Боспора Киммерийского в Понт Эвксинский (Черное море). «Деревушкой» называет Акру и автор «Перипла Понта Эвксинского». А Плиний Старший перечисляет Акру в ряду городов: «Китей, Зефирий, Акра, Нимфей…». В конце XVIII века эти места посетил известный ученый-энциклопедист академик П. С. Паллас. Он-то и дал первую «прописку» Акре. По его мнению, она находилась на мысе Такиль, крайней точке на юго-востоке Крымского полуострова (его прекрасно видно с территорий поселка Волна).

  Несколько позже пионер археологического изучения Боспорского царства Поль Дюбрюкс, обнаружил античное городище, лежащее рядом с мысом Такилем, но омываемое уже водами Черного моря, и решил, что это и есть Акра. Авторитет Дюбрюкса был велик, и многие ученые согласились с этим адресом Акры. И в монументальном издании «Древности Боспора Киммерийского», вышедшем в 1854 году в Санкт-Петербурге древняя Акра была помещена практически в этом районе. С этим согласен и прекрасный знаток античности, Ю. Ю. Марти.

Но вот в 1918 году рыбаки находят на песчаном берегу, под обрывом, на котором стоит городище, плиту, вернее, храмовый стол с надписью. Из надписи видно, что это вовсе не Акра, а город Китей. Да и не лежит это городище «против Корокондамы», что на кавказком берегу Боспора, ибо находится на берегу Черного моря. Не доходит до него и «лед из Меотиды» (Азовского моря), так как в суровые зимы замерзает Керченский пролив, а не Черное море.

«Остается открытым вопрос, — писал Ю. Ю. Марти в 1927 году — где же в таком случае деревушка Акра? Ее необходимо искать у Такильского мыса. Что здесь было поселение, это подтверждается обилием разбросанных по земле черепков чернолаковых и краснолаковых сосудов. Само название Акра гораздо более подходит к высокому горному мысу Такиль, чем к сравнительно низменной местности Китея» (одно из значений греческого слова «акра» — «высокий, возвышенный»; вспомним «акрополь», то есть «высокий город»). Напротив Такиля могла быть Коркондама, ибо азиатский берег ясно виден в хорошую погоду с мыса, пролив здесь в холодные зимы замерзает». С мнением Ю. Ю. Марти согласились позднее такие крупнейшие знатоки античного Причерноморья, как профессор В. Д. Блаватский, В. Ф. Гайдукевич и ряд других специалистов.

Однако у других исследователей закрадывается сомнение в правильности «такильского адреса» Акры. Местоположение Нимфея и Китея было точно установлено. В «Перипле Понта Эвксинского» называется расстояние от Китея до Акры — и оно оказывается в два раза больше, чем расстояние от Китея до мыса Такиль. Плиний же сообщает, что к востоку от Феодосии (единственного античного города, который сохранил свое название и по сей день) располагаются города Китей, Зефирий, Акра, Нимфей… Быть может, на мысе Такиль вовсе не Акра, а город Зефирий? И Акру, стало быть, надо искать где-то между мысом Такиль и Нимфеем, находящимся возле поселка Героевское.

К этой мысли стало склоняться все большее число ученых. Зона поисков сузилась до полосы побережья Керченского пролива длиной в 11 километров (Акра была портом, значит, искать ее надо неподалеку от берега или прямо на берегу). Но где же именно находилась Акра? Ведь в этом районе есть как минимум восемь античных поселений, хотя ни одно из них нельзя считать городом, обнесенным крепостными стенами.

Разведка под водой

Примерно в середине 11-километровой полосы, где могла быть Акра, высокий берег Керченского пролива понижается. Тут к проливу подходит неширокая долина.

А заканчивается она небольшим озерком, даже лиманом, отделенным от пролива узкой и низкой песчаной пересыпью. Называется этот водоем Янышским озером или Янышским лиманом. Его длина — немногим более 500 метров, ширина — полкилометра, а глубина не достигает и метра.

К северу от долины на высоком берегу стоят дома села Набережное и раскинулись его поля и огороды. Под ними лежат остатки какого-то сельского поселения… Быть может, это и есть Акра? Ведь Плиний, живший в середине I века н. э., называл Акру бывшим городом, а Страбон в своей «Географии», написанной на рубеже нашей эры, именует ее деревенькой. Вот почему советский археолог-античник А. А. Масленников предположил, что сельское поселение у села Набережное и есть деревенька Акра, упоминаемая Страбоном.

   Пересыпь, отделяющая Янышское озеро от пролива, неширока (максимум ее ширины — 40 метров).В 1981 - 1982 годах школьник Алеша Куликов нашел здесь 151 античную монету, причем шесть серебряных и одну золотую. Монеты были в основном отчеканены в Боспорском царстве в период с 375 года по 321 год до н. э. Алеша Куликов на глазок начертил схему берега в районе находки клада, обозначив на ней развалы камней, напоминающие остатки каких-то древних стен.

В начале лета 1982 года научный сотрудник Керченского историко-археологического музея В. Н. Холодков заложил разведочный шурф возле места находки. Оказалось, что тут есть культурный слой античного времени мощностью около одного метра. Строительных остатков обнаружить не удалось — и В. Н. Холодков предположил, что, скорее всего, бывшее поселение находится под водой. И в том же году дирекция Керченского историко-археологического музея обратилась к руководителю Боспорского подводно-археологического отряда, кандидату географических наук К. К. Шилику с просьбой провести разведку морского дна в районе находки.

Боспорский подводно-археологический отряд был создан решением сектора античной археологии Института археологии АН СССР в мае 1982 года. Его основной задачей было составление гидроархеологической карты Боспора Киммерийского. В июле того же 1982 года началась разведка под водой: исследовались районы, примыкающие к пересыпи. Основной ударной силой были аквалангисты из группы «Балтика» при ленинградском клубе «Поиск».

«При осмотре пересыпи Янышского озера выяснилось, что на морской стороне ее встречается довольно много окатанной античной керамики. В результате подводных поисков было установлено, что против центра южной части пересыпи на расстоянии до 80 метров от берега среди песка встречаются пятна черного илистого грунта с обломками неокатанной античной же керамики, — писал руководитель Боспорского подводно-археологического отряда К. К. Шилик. — Наличие неокатанной керамики на дне и культурного слоя на самой пересыпи наводило на мысль о том, что илистый грунт на дне пролива — это такие же остатки культурного слоя, как и на пересыпи, и что именно из него волны вымывают керамику. Осмотр дна подтвердил это предположение. При обследовании самой пересыпи, никаких стен, уходящих в воду обнаружено не было, хотя скопления рваного известняка имелись. По-видимому, стены были замыты песком во время штормов, прошедших после того, как Алеша Куликов составил свой план»

Осенью 1982 года сотрудник Института археологии АН СССР К. К. Шишкин обратил внимание Шилика на то, что на аэрофотоснимках дно восточной части озерка, примыкающей к пересыпи, неровное и разбито на слегка выпуклые квадраты, ориентированные параллельно северной части пересыпи. Измерения, выполненные К. К. Шиликом по этим снимкам, показали, что квадраты занимают всю восточную часть Янышского озера (почти треть его площади) и простираются более чем на 280 метров вдоль пересыпи и на 240 метров на юго-запад от нее. Размеры квадратов 60х60 метров — примерно такими же были размеры больших кварталов античных городов Боспора Киммерийского. Наличие квадратов и их размеры наводили на мысль о том, что под илами озерка могут быть скрыты остатки не сельского поселения, каких много в районе села Заветное, а остатки поселения городского типа.

Поиски продолжаются

Поиски Акры продолжались. При исследованиях в 1983 году оказалось, что следы культурного слоя, впервые обнаруженные на пересыпи, а затем на дне пролива, уходят почти на 200 метров от берега. Изделия из керамики, обработанные блоки известняка и остатки сооружений из камня, найденные на дне, говорили о том, что здесь когда-то было обширное городище эпохи античности. Затем, на расстоянии приблизительно в один километр, к югу от городища, на морском дне обнаружили покрытые известняковой коркой античные якоря. И таких якорей насчитали около четырех десятков!

Работы сезона 1983 года подходили к концу, когда А. Н. Шамраю посчастливилось сделать еще одну, самую сенсационную, находку. На расстоянии около 140 метров от берега на трехметровой глубине он увидел необычный объект. Оказалось, что это квадратный колодец размером 0,75Х0,85 метра, сложенный из камня с применением деревянных деталей, хорошо сохранившихся. Находка Шамрая была уникальной: за всю историю подводной археологии еще ни разу не находили колодца на дне морском. Но исследовать этот колодец было решено в следующем году. Сезон-84 должен был окончательно решить и вопрос о том, является ли найденное под водой городище той самой Акрой, которую тщетно искали со времен Екатерины II.

Вернемся немного назад. Дело в том, что лето 1983 года было очень жарким. Янышское озеро, отделенное от Керченского пролива пересыпью, полностью пересохло, обнажив дно, сложенное илами. Осмотр дна показал, что здесь античной керамики нет, зато вдоль пересыпи и вдоль северо-западного и южного берегов весьма часто встречаются неокатанные обломки античной керамики (на мелководном, пересыхающем Янышском озере волн практически не бывает). На южном берегу пересыпи нашли амфорную ручку, на которой стояло клеймо гончарной мастерской на острове Родос, говорившее о том, что амфора была сделана в конце III — начале II веков до н. э.  Кроме того, были найдены ножка местной боспорской амфоры и бронзовая монета, отчеканенная в 264 году до н. э. И, что самое интересное, керамика попадалась как раз в тех местах, где по данным аэрофотосъемки квадраты примыкали к берегам. Значит, и здесь, на месте Янышского озера, и на пересыпи, и на обширной акватории Керченского пролива, находилось поселение… Но какое?

«Безымянный автор, живший в V веке н. э. и известный историкам как Псевдо-Арриан, пишет, что расстояние от Нимфея до Акры чуть больше 8 миль, а от Акры до города Кит, то есть до Китея, — 4 мили. Длина римской мили известна точно — 1480 м, как и местоположение городов Нимфея и Китея. Расстояние между ними, согласно Псевдо-Арриану, равно 12, 2/3 мили, то есть 18 км 746 м. Реальное расстояние между этими городами (точнее — городищами), измеренное по аэрофотосъемкам и крупномасштабным картам, равно 18 км 800 м. Остается только отложить на карте расстояния и найти точку, где должна находиться Акра. Точку отложили, но выяснилось, что в этом месте ни на суше, ни под водой нет никаких строительных или иных античных остатков. Но эта точка находится всего лишь в 600 м от обнаруженного нами поселения городского типа, — пишет К. К. Шилик. — Другие же ближайшие места, в которых встречается античная керамика, расположены соответственно в 4,2 и 3,6 км к северу и к югу от полученной точки. Предположение о том, что найдена именно Акра, напрашивается само собой».

                                                 Это — Акра!

В сезон раскопок 1984 года вопрос о местонахождении Акры был решен окончательно. Под водой, совсем недалеко от берега, удалось найти нижнюю часть кладки квадратной каменной башни, сложенной большими известняковыми плитами, обросшими ракушками и водорослями. Размеры башни внушительны: 7х7 метров, толщина ее стен достигает около 120 сантиметров. От башни к берегу уходили развалины крепостной стены толщиной более двух метров. Башня и двухпанцирная стена своим строением, размерами, способом кладки были типично греческими… А это могло значить только одно: Акра найдена, и найдена она под водой!

   «Башня примыкает к стене со стороны суши. Это означает, что город был расположен с морской стороны этой стены, то есть он весь (за исключением совсем небольшой по площади угловой части) поглощен морем. Стало понятно, почему археологи так долго не могли найти Акру. Все античные города Северного Причерноморья имели две части: верхнюю, расположенную на высоком коренном берегу моря, и нижнюю — на низкой прибрежной морской террасе. Акра не имела верхней части и поэтому при подъеме моря целиком оказалась под водой, где ее никто, конечно, не искал, — пишет руководитель подводно-археологических работ К.Шилик в статье «Город на дне». — Но как это обычно и бывает, ответ на один вопрос породил несколько других вопросов. В том числе такие: откуда взялся культурный слой на пересыпи, вне оборонительных стен, если сам город — в море? И что означают квадраты на дне озерка? Чтобы получить ответ на второй из этих вопросов, на обсохшем дне озерка было заложено два шурфа. Выяснилось, что под слоем чистого ила толщиной более 2 м встречается античная керамика. И снова вопросы: что это? Город, более поздний, чем тот, что на дне пролива? Сельское поселение? Или же случайные черепки?».

В 1984 году начались планомерные исследования колодца, открытого в 1983 году. Раскопки велись вслепую, наощупь, ибо при малейшем движении ил, заполнявший колодец, говоря словами одного из его исследователей, «превращал зеленоватые подводные сумерки в непроглядную темень». А это, естественно, затрудняло раскопки. Несмотря на сложности из колодца прежде чем достигли его дна, удалось поднять: семь целых античных амфор IV века до н. э. с клеймами города Гераклеи, где их изготовили, множество обломков амфор; чернолаковую античную керамику, относящуюся к тому же времени, что и амфоры; свинцовые детали якоря; кости рыб и наземных животных; панцири крабов; створки мидий и устриц; лесной орех (!);  множество деревянных остатков, и, наконец, деревянные детали, точенные на токарном станке (одна из таких деталей — рукоятка какого-то режущего ручного инструмента). Очевидно, что колодец, вырытый на суше жителями Акры около двух с половиной тысяч лет назад, когда в нем иссякла вода, использовался в качестве своего рода свалки. Потом воды Керченского пролива затопили город Акру вместе с его башнями, стенами, зданиями и колодцами.

Поиски продолжались. На расстоянии около 600 метров, на глубине 10 метров, была обнаружена каменистая гряда, идущая наискось к берегу. Высота гряды — два метра, и, по всей видимости, в античную эпоху, когда уровень моря был ниже нынешнего, гряда служила чем-то вроде защитного мола для гавани Акры. Подтверждают это находки у гряды, со стороны, обращенной к берегу, античных якорей, деревянных и железных. Удалось проследить остатки стены под водой на протяжении 110 метров. Стена продолжается и далее, примерно на 70 метров, но уже в виде развала крупных камней.

«Всего под водой остатки стены протягиваются на 200 м. Стена хорошо видна сквозь воду на аэрофотоснимках, судя по которым, протяженность затопленной ее части также составляет 200 м. Она прямолинейна и нигде не меняет направления. В сезоне 1985 г. остатки стены были не только прослежены под водой, но и раскопаны на пляже пересыпи, вскрыты шурфом под пляжем на незаливаемой части пересыпи, где высота над уровнем моря достигает 1,6 м, — пишет К. К. Шилик. — Таким образом, общая длина стены составляла не менее 215 м. Не оставалось никаких сомнений в том, что открыта оборонительная стена города, ныне находящегося на дне. Посчастливилось отыскать и другую стену, отстоящую от первой на 130 метров. Размеры затопленной Акры должны быть равны, как минимум трем гектарам, что соответствует обычным размерам малых городов Боспора Киммерийского. «Практически все городище находится на дне, лишь его северо-западный угол примерно на 15 м выходит на пересыпь, — пишет К. К. Шилик. — Колодец, обнаруженный на дне в 1983 г., попадает в южную часть городища. В 1985 г. при обследовании дна в том месте, где должен был находиться северный конец этой предполагаемой стены, были обнаружены сложенные из крупных блоков рваного известняка основания еще одной башни и еще одной стены, примыкающей к этой башне. Дальний конец башни отстоял от первой стены на 150 м, что неплохо согласовывалось с результатами, полученными с помощью гидроакустической съемки. Стены новой башни были несколько необычно ориентированы по отношению к обнаруженной стене: под углом примерно в 45°. Сама стена была не параллельна первой, обнаруженной в 1984 г., а перпендикулярна ей. Кроме того, на затопленной территории городища в районе выхода оборонительной стены на пересыпь обнаружены стены каких-то городских построек».

Изучение Акры далеко не закончено. В четырех сотнях метров к югу от ее стен под водой была найдена бронзовая скульптура сирены на круглой подставке. Ее высота — около 30 сантиметров, весит она четыре килограмма. Фигура выполнена так, что спина и затылочная часть головы отсутствуют. Видимо, сирена служила ножкой саркофага. А это значит, что, возможно, здесь, в 250 метрах от берега, находится некрополь, кладбище Акры. Очевидно, что помимо ушедшей под воду Акры на пересыпи и на дне Янышского озера существовали еще какие-то поселения. Шурф, заложенный на пересыпи, рядом со стеной Акры, вскрыл неповрежденный культурный, слой, датируемый I–III веками н. э. В это время Акра уже запустела и ее начали затоплять воды Керченского пролива. Какое же поселение было на пересыпи? «Новая Акра», возникшая рядом со старой? Пригород Акры? И какое поселение скрывают загадочные квадраты на дне Янышского озера?

   Ответ на эти вопросы дадут раскопки под водой и на дне озера. А в наши дни человек, желающий своими собственными глазами увидеть образчик «атлантиды на шельфе», может добраться от Керчи до села Набережное, выйти к берегу пролива и, надев маску, даже без акваланга разглядеть в ясную погоду и мощные стены, и башню под водой — всего лишь в нескольких десятках метров от берега!

  Отзывы, форум...

Историю из разных источников собирал В. Павлевич

 

На главную...